Встреча с писателем романа «Перекресток»

До сих пор считаю, что Гатчинская школа № 7 была самая активная в смысле проведения различных внеклассных мероприятий, так как я был втянут из-за фотоаппарата во всю школьную жизнь. Тогда у ребят были только фотоаппараты «Смена», я же по совету фотографа газеты «Гатчинская правда» Аркадия Львовича Каца, купил фотоаппарат «Зорький-6», правда в комиссионке. Пионервожатая школы придумала делать «молнии» о событиях в школе. А мне приходилось проявлять и печатать карточки ночью (дополнительно завешивая окна и двери тонкими одеялами), но к звонку на первый урок карточки были расклеены на ватмане. Пионервожатая приглашала на встречу с учениками фронтовиков: летчиков, танкистов, саперов, моряков. Эти рассказы о войне врезались в душу глубже, чем послевоенные фильмы. На ордена и медали мы смотрели с особым уважением, и ловили каждое их слово, а после встречи героев войны гурьбой провожали до станции Мариенбург.

Но самая памятная встреча была с писателем. К ней готовились заранее, и непривычно для нас, особенно шалопаев-троечников.

Все в свои руки взяли одноклассницы-отличницы: «Кто не прочтет роман «Перекресток», на встречу с писателем в зал не пропустят». Таков их был вердикт. Не думаю, что такую жесткую установку предложила директор школы Татьяна Соломоновна Званская. Перед нашей сверстницей из «А» класса, Зиной Эммануэль, особенно мальчишки оправдывались, что ни в одном городском киоске книг этих больше нет. У кого были книги, передавали другим и не дольше, чем на два дня. Кто хотел обмануть, отчитывались за прочитанное у Наташи Ивановой, она была лояльней, чем Зина.

Около ста старшеклассников заполнили зал. На сцену автор романа Юрий Георгиевич не вышел, а вошел в зал. Думаю, из-за своего роста, чтобы мы не задирали головы и легче было смотреть друг другу в глаза. Девчонки смотрели на скромного и красивого человека с восторгом и ловили каждое его слово. Как он душевно вел эту встречу! Подбадривал и нас парней задавать ему побольше вопросов, о том, что их волнует в жизни, кем они хотят быть? И это не ради любопытства. Писатель объяснял всем, что эта встреча с нами ему поможет глубже раскрыть тему о судьбах подростков в следующим романе «Тьма в полдень». Мне как школьному фотографу вход был свободен, но в каникулы прочитал этот замечательный роман. По указанию преподавателя химии, капитана первого ранга в отставке Евгения Тимофеевича Целика, в школе на стене был нарисован эсминец, на котором он воевал. Вот у этого рисунка, я попросил сфотографироваться Юрия Григорьевича. Но увы, день был осенний, света не хватало. Когда провожали Юрия Георгиевича по Беляевой улице к перрону, он обратил внимание на наклонившиеся старые березы, ветки которых очень красиво свисали чуть ли не до земли. Посмотрел он и на старые громадные яблони, увешенные созревшими плодами. Я сказал, что яблони дореволюционные, как и этот дом, постеснявшись признаться, что это ветхий дом моих родителей. Юрий Георгиевич сказал, что он живет во Всеволожске, в доме, где тоже есть сад, но яблоньки ещё не большие. Мы дождались электрички, и всем он радостно пожал руку и благодарил нас за теплый прием. Мы были просто на небесах от счастья! Да! Так мы сельчане относились к старшим по возрасту, и к тем людям, кто подарил нам чуточку своего тепла и сердца.

К счастью у меня сохранилась фотография, сделанная в 1966 году.

На «Слепухинских чтениях-2014» проходивших в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, были представлены фотографии Юрия Георгиевича, но в молодом возрасте – почти не было. Я обратился к Наталье Александровне и предложил эту фотографию отдать ей. Она очень обрадовалась.

Александр Баскаков, фото автора

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *