Сказка – быль, и в ней намёк

На перекрёстке, я заметил знакомого, которыйвесело разговаривал с мужчиной, переходя под красный. Евгений помахал мне рукой и пошёл дальше.

Через два дня звонок, высвечивается, «Евгений-труба», раздаётся чужой голос. В испуге я говорю, что случилось с Евгением? – слышу: – А чёрт его знает!Я уже два часа всем звоню! Вы тот или не тот, что повстречались нам на перекрёстке?

– Да, я видел Евгения с кем-то, что из этого?

–Ваш приятель – редиска. Из-за него я пострадал, – грубо продолжает свою тираду посторонний мне человек, – пусть, думаю, выговорится, может быть уцеплюсь за нить Ариадны.

– Ну у него и дружки! – не успокаивался незнакомец. Я всем звоню по его телефону и спрашиваю, куда их дружок запропастился? Надо же со мной, с заслуженным работником коммунального хозяйства никто не пожелал разговаривать. А ко мне приходят с жалобами, я всем любезно обещаю помочь.

– Вы и мне не представились.

– Буду я ещё своё имя засвечивать.

– Простите, вы говорите с его телефона, значит дело нечистое.

– Пренеприятнейшее, сродни уголовному, и помочь сможете только вы.

– Я с ним редко общаюсь, но обещаю вам по возможности помочь.

– Не выкручивайтесь. Обещать, это не значит выполнять! Не обещайте, а немедленно мне его найдите? Я попал в беду из-за вашего дружка, понимаете вы это или нет?

– Сначала расскажите, что произошло?

– Если обещаете, всё оставить в строжайшей тайне!

– Как же в тайне, мне нужно позвонить всем его родным.

– Они тоже не знают о нём ничего. Телефон-то его у меня. Съездите к нему домой, поспрашивайте, где он может находится сейчас и в добрый путь. Поищите его в городе, потом не дачку смотайтесь, если она у них есть. Может, где с приятелями шашлыки жарят? А я теперь пешком хожу. Слушайте, что произошло, но про меня ни слова – и тут коммунальщик залепетал. – Мы расплачивались в супермаркете, я попросил воспользоваться его карточкой на скидку. Знаете, для скромного техника, и несколько рублей, – немалые деньги. Ваш приятель мне сразу понравился, когда произнёс: «копеечка рубль бережёт, а рубль теперь к сожалению, ничего не стоит». Так с разговорами пришли к нему в дом. Он накрыл стол, мы в этот день оба не работали. Вы не представляете сколько теперь я знаю о великих трубачах, музыкантах, композиторах. Я до утра его слушал, не смыкая глаз. Утром потянуло в сон. Я спохватится, что буду кимарить на планёрке. Ваш приятель решил меня напоить кофе, что бы я взбодрился. Но кофе не оказалось, и он помчался в магазин. Прошло больше часа, у меня планёрка, будут делить премию, а его всё нет, да нет. Я панически опаздывал, а тут сюрприз. Оказывается,ваш знакомый мошенник, это подтверждается тем, что след его простыл не случайно. Ищу сапоги, а их нет, смотрю рядом валяются потрёпанные. Надо же, прикарманил новенькие на меху! Делать нечего, решил одеть его старые, а они не лезут. Не босому же бежать по городу. Нашёл приличные сандалеты, ни шагу назад, они к счастью подошли, правда пятки свисали. Хватаю куртку, шапку и на улицу. С лёту остановил такси. Молодому таксисту разъяснял всю дорогу, что смолода нужно честно работать и уважать людей. Он очень внимательно меня слушал и понимал. Подъехав к ЖЭУ, полез в карман куртки, а денег нет и банковской карты, но нашёлтелефон, по которому я вам теперь звоню. Надо же украл ещё и мою куртку.Хорошо, что таксист мне поверил, что меня обокрали. Вошёл в зал в сандалетах и мокрых носках. Вошла следом уборщица и шваброй затёрла мокрые следы. Все отпустили в мой адрес злые шуточки: что стал заниматься йогой; что жена выгнала из дома, а один сантехник даже нахамил, сказав, что наконец-то пришёл, как принято, – пьяным. Директор, не разобравшись, заявил:

– Ты мня не обдуришь, не кашляй попусту, больничный не приноси.

– А шапку он тоже утащил вашу? – поинтересовался я.

– Она у меня старенькая была, дешёвая, кроличья. Я её стеснялся повесить на крюк, поэтому припрятал под газеты на тумбочке.

Мне подсказали, что в одной деревне живёт его мать. Приезжаю, а там Евгений лечится от простуды русской печкой. Женщина обрадовалась нежданному гостю и накрыла стол. Всё было вкусно, но я очень торопился домой. Евгений рассказывал удивительно интересные деревенские байки. Стемнело, пришлось и мне устраиваться спать на палатах. Утром он меня спросил:«где нашлась зимойта муха, что меня ужалила, и я примчался к нему? Пришлось рассказать всё. Иногда он возмущался, или оправдывался во время моего повествования:

– Второпях не включил в коридоре свет. Побежал, как сумасшедший за баночкой кофе.В магазине меня арестовали.А спрашивается, за что? Взял дорогого кофе, конфет, печенье, тортик, – спешу рассчитаться, а денег нет. Смутился понял в чём дело и объясняю зачем-то продавцу, что куртка не моя… Продавец вызвала охрану, чтобы я не сбежал. Тут я заметил, что и сапоги не мои. Подошли охранники, я им объяснил, что, и куртка, и сапоги – всё чужое. Я им искренне всё рассказал, а они меня перебирать овощи заставили, холодища была жуткая. Объясняю женщинам, что я музыкант, и сегодня мне нужно играть в оркестре. Хорошо, что одна из них оказалась театралкой. Она с пониманием отнеслась ко мнеи доложила директору. Меня отпустили.Она даже денег дала на такси добраться до театра. Во время исполнения дирижёр строго посматривал в мою сторону. У меня к горлу подкатывался кашель. Еду домой на такси, а дверь на запоре. Теперьздесь  лечусь.

– Евгений, твой новый друг без сапог ушёл и простудится. А теперь он, вместо того, чтобы обещания раздаватьлюдям,пришедшим жаловаться, будет в лицо всем кашлять.

– Чем чаще и громчебудет кашлять, тем быстрее люди поймут, что нужно сваливать от него. У нас в театре всё по-другому, как не стараюсьсильнее трубить, азрители не просыпаются.

Отведав пирогов из русской печи, я забрал куртку и сапоги работника ЖЭУ и отправился в обратный путь.

Евгений расстроенно сказал мне:

– Теперь вещей нет. Есть только старые валенки, сваленные руками,с галошами и тулуп моего прадеда, в котором на медведя ходил.А вдруг меня заберёт полиция, как рецидивиста? – испуганно произнес вдруг музыкант.

– Наверняка схватят. Но, есть один выход. Одень деда шапку из овчины, заплечный мешок набей соломой, и всех встречных, и поперечных, особенно детей, поздравляй с Новым годом.

– Ты здорово придумал, я еще из пакли усы и бороду смастерю!

Звонит мне дочь Евгения и спрашивает не слышал ли что я, про её отца? Я ответил, что он в деревне лечится печкой. Она пожаловалась на него, что в доме есть ценные вещи, а он привёл какого-то бомжа. Я возразил и объяснил, что у отца гостил приличный человек. На что она ответила:

– Увидев вошедшего в лохматой кроличьей ушанке, я выбежала из дома и ночевала у подруги. Возвращаюсь с работы сюрприз, двери настежь, бери, что хочу!

Через три дня ещё звонок:

– Спасибо тебе Толик, здорово меня надоумил. Только доехал на автобусе в городок, а там гуляние вокруг Новогодней елки. Я с поздравлением. Спел, сплясал, и стишков новогодних рассказал, – не зря же в училище и консерватории учился, всё пригодилось. Потом пригласили в больницу. Там дети, разве уйдёшь. Стараюсь развеселить их, а они смотрят украдкой на мой мешок, когда я подарки раздавать буду, так и не дождались. Как только зарплату получу, куплю сладостей и поеду к детям в больницу.

Врачи отнеслись ко мне очень по-доброму, уложили на больничную койку и кололи антибиотиками. Дети тайком заглядывали в мою палату. Вначале думал, подглядывают, не раздал ли я подарки кому другому. Но, когда мой лечащий врач серьёзно спросил у меня:

– Как вы думаете Дед мороз может простудиться на морозе? Ведь он же сам Мороз и морозит всех. Я задумался. Врач и говорит: – Скорей бы вы поправились, а то уже третий день дети спорят, доказывают друг другу, угомониться не могут. Мы тоже медсёстрам, ничего вразумительного сказать не можем, ведь они в чём-то и правы, что мы вас вылечить не можем. А дети вас ждут, вы им очень понравились.

Теперь я здоров. Подскажи, где найти мне моего знакомого?

– Из осторожности, свой номер телефона мне не сказал, но подскажу тебе, – звони себе сам.

– Как это?

Я ничего не ответил и отключил связь. Уметь петь и плясать, это похвально, но ещё и голову на плечах нужно иметь. Тогда в дырявых валенках идти в столицу больше не придётся.

Александр Баскаков

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *