Наташа, Наташка

Военнослужащего перевели служить в другую часть, расположенную рядом с поселком. Это событие оказалось просто ошеломляющим для школы. Директор собрал экстренно учителей, не зная, как поступить с вновь поступившими заявлениями на приём двух девочек в школу. Его чутьё педагога подсказало, что двойняшки будут готовить уроки по договорённости между собой и обманывать учителей.

Учителя высказывали свои опасения, что девочек они могут путать на уроках и пятёрку поставить не той, которая подготовила урок. Одна из учителей твёрдо сказала, чтобы они носили повязки на руках, – одна красную, другая синюю. Но завуч подметила, что повязки ещё больше позволят водить в заблуждение учителей.

– Поменяют, не углядишь! Пусть лучше мамаша вплетает в косички им разные бантики. Тоже можно переплести, сказала горько старейшая  учительница.

Молодой физкультурник внес предложение, что проще всего построить ещё одно учебное заведение и девочек определить в разные школы, и классы будут не по 47 учащихся.

– Что это такое? Физкультурники вмешиваются в педагогические вопросы, – сказала завуч.

Директор решил показать, что он один только может решить эту не простую дилемму и своей властью.… Отказать родителям в приёме девочек в школу на условиях родителей, – определить их в один класс.

Но если у учителей это необычное совещание длилось весь урок и тут же забылось в кутерьме других учительских забот, то у ребят приход в школу двух девочек произвел самое огромное событие, которое разгоралось все ярче и сильнее с каждым уроком и днем, а может быть и всей будущей жизни для многих парней. Двух шестиклассниц с белыми бантиками в косичках, прогуливающихся на переменках, никто не мог определить из одноклассников, кто из них его одноклассница. Ребята побаивались подойти к ним запросто, как к другим девочкам и заговорить с ними. Вскоре девчата поняли, какая угроза повисла и над ними. Скоро праздник, будут танцы, а ребята с ума походили. Балбесы на уроках физкультуры стали все рекордсменами. Если бегут на время, то отстающих нет. Одним словом, по спорту в стенгазете одни победители. Хорошисты дали бой отличникам и стали интереснее отвечать на уроках. Подтягивали свои знания до крепких четвёрок и заядлые троечники. И всё это, не ради похвалы учителей и родителей, а с одной целью, – понравиться однокласснице. Два класса парней просто сошли сума. К несчастью одноклассников, сестёр стали приглашать танцевать и ребята седьмых классов. А так как девочки не оказывали ребятам особого внимания, то и ссоры между мальчишками не возникали.

Школьники становились старше и естественно умнее. Каждый из влюбленных, хотел перехитрить всех конкурентов, и свои откровения на бумажных листах на переменах незаметно подсовывал в учебник одной из двойняшек.

… Время летит незаметно и быстро. Не успел сделать главное, так и погрязнешь в суете забот, которые никому толком не нужны, ни себе, ни людям. Бывшая ученица 6-а класса Наталия с отличием, как и её сестра Наталья, закончила школу и поступила в университет на географический факультет. В университете тоже были поклонники, но уже только её красоты, и это её очень раздражало. Особенно взгляды робкого заведующего кафедры, который решил посвятить свою жизнь науке. Ради науки, он отвергал всех незамужних женщин, которые частенько заходили по-свойски к нему в кабинет попить кофейку и побеседовать с ним о жизни. Исключением была студентка, которая свела его сума. Но как себя не выдать, что он влюблен?

Студенческие годы у Наталии пролетели ещё быстрее. У её сестры уже дети, а она в НИИ среди одних выживших из ума ученых. Им только и хочется поумничать друг перед другом, а перед красивой молоденькой девушкой излить все свои ошеломляющие открытия в науке, которые по ряду причин остались непризнанными. Когда молоденькая сотрудница НИИ поняла, что её ждёт впереди, она подала заявление на увольнение.  Дома она вспомнила, что у нее есть много поклонников, и села разбирать их пожелтевшие бумажки. Разослав им письма, с одним и тем же содержанием, что безгранично рада за столь славного одноклассника, который многого достиг в жизни, и рада за то, что он создал хорошую семью. Нашлись такие, что написали все о семье и выслали фотографии не только жены, но и ее родителей.

«Еще такие придурки на что-то надеялись», – со злостью рвала такие послания Наталия. Отдельные письма попадали в цель. Кто-то жаловался на свою судьбу, неудачный выбор подруги жизни, с которой пришлось расстаться, осиротив детей. Эти письма не летели в топку, а откладывались на потом.

Одно письмо её воодушевило, но адресат сообщал, что рад бы повидаться, но он не принадлежит себе.

«Вот и хорошо», – подумала Наталия Сергеевна. Собрав вещички, купила по чьей-то броне билет на самолёт. А вот на концерт, она никак не смогла попасть. Черти-иностранцы, не понимают, что ей позарез нужно быть на концерте, и требуют билет. А где его взять, если они все раскуплены за месяц. Но русская женщина сдаваться не привыкла, и скромно отстояла с охапкой цветов у служебного входа до позднего вечера. Маэстро с поклоном принял цветы и ускользнул от поклонницы и назойливых журналистов, умчавшись в машине. Каждый мальчишка в городе знал, в каком отеле живёт скрипач. Утром Наталия у ресторана дождалась музыканта.

– Разрешите сесть за ваш столик?

– Буду очень признателен, позавтракав в присутствии со столь очаровательной женщины.

В разговоре Наталия с грустью в глазах обмолвилась, что была очень расстроена, что цветы ей пришлось преподнести уже вялыми.

Семён Григорьевич, моментально перебрал в «голове» все подаренные букеты и вспомнил про последний.

– Не расстраивайтесь, ваш букет я поставил отдельно в ванну с холодной водой, к утру он отошёл и теперь у меня на столе. Вы не желаете сходить на мой концерт?

– Еще бы! А зачем спрашивается, я сюда прилетела?

– Вы поклонница скрипичной музыки или моего таланта?

Собеседница просто обескуражилась такому наивному вопросу.

– Вы ошиблись маэстро, ни тому, ни другому.

– Вы так рассуждаете, потому что не побывали на моем концерте. На моё имя будет у администратора лежать вам контрамарка.

– Но общение с вами, разве может заменить музыка или любовь фанатки к человеку богемы.

– Я никогда не общался так приятно с людьми, как теперь с вами.  Приходите на концерт, я так сыграю, что мир содрогнется. Я все свои чувства к вам, выражу в музыке.

Наталья Сергеевна пригласила официанта и рассчиталась с ним за завтрак. Извинилась и перед маэстро, который остался озадаченным с полным кошельком долларов. Не волнуйтесь, я привыкла платить за себя сама, так как не было поклонников, очевидно, как и у вас любимых женщин, кроме музы.

– Но музыка может все оправдать, если ее любишь безгранично.

Наталия Сергеевна неожиданно для себя поцеловала скрипача в пухлую щёку и ушла.

Скрипач потирал своё лицо, не понимая, почему на нем появились капли. Наталия сдержала поток слез, а в номере она кинулась на постель и разрыдалась впервые в жизни, и так безутешно. Музыкант впервые в жизни плохо сыграл, это заметила публика. Что произошло? Терялись все в догадках? Для кого ему было играть? Когда женщина отвергла его и его музыку.

Наталия Сергеевна, решила отыскать геолога. Она учла свои ошибки, что не нужно сентиментальничать в разговорах с мужчинами. Она прилетела на камчатку. На вертолёте её доставили с грузом к геологам. Кругом одна романтика, а у геологов её нет. Один разговор, – о деньгах, которые «зарыты» неизвестно где. Наталии Сергеевне этот разговор не нравился, и она развернула письмо, начинающееся со слов: Милая, нежная Наташенька, я люблю тебя очень сильно!!!…  В заключение письма, почему она решила поехать на север, были написаны обнадеживающие сердце слова: «Я тебя никогда не оставлю».

– Наташенька, я своих детей оставил ради призвания.

– Скорее из-за любви к деньгам.

– А этого мы и не скрываем. Хочешь зарабатывать, поступай к нам в бригаду, скажешь начальству, что ты моя жена, а там посмотрим.

Наталия Сергеевна, влепила ему пощёчину и резко сказала:

– Это тебе за брошенных детей.

– Жена приличные алименты получает за них, другим такие и не снились.

Вертолёт с какими-то образцами доставил путешественницу обратно на аэродром, где ей удалось пересесть на самолет без билета. Северяне люди добрые, это не на западе, где на концерт даже за деньги не попасть, а быть может, прослушав выступление музыканта, она бы повела себя по-другому. «Кто знает?», – задавала себе не раз этот вопрос Наталия Сергеевна.

Теперь следующую записку она взяла из стопки наугад. Да и живёт Толик рядом, не надо тратить деньги на дальние поездки. Ведь он к нам в школу ездил с папой на машине.

Анатолий встретил очень радушно свою бывшую Первую любовь и пригласил ее в ресторан. Разговор был не принуждённым и очень весёлым. Он по весёлым глазкам Наташки понимал, что о её сразил слету, ведь куда ей без него деваться, он, красив, умен, галантен, умеет со вкусом одеваться.

– Наташ, а у тебя есть машина?

– Нет, но я не знаю, нужна ли она мне? Деньги, что нам поделили с сестрой родители, по наследству от их родителей, хватит даже на «Волгу».

– Почему бы нам не пожениться, у меня своя квартира, у тебя машина. У наших детей все будет. Ведь пора и мне за ум взяться.

– Нет, Анатолий, генетика будет скверной. Если мужей такого сорта и терпят женщины, но иметь детей от такого родителя, не дай Бог!

Наталия бросила на стол деньги за угощение и вышла из ресторана.

Взяв такси, поехала домой. Таксист, увидев симпатичную женщину, завел разговор, о том, как он несчастен.

– С утра до ночи работаю, семьи нет. Не нравится женщинам водила, пропитанный бензином.

– Выпиваете?, – с усмешкой спросила пассажирка

– Когда мне выпивать и с кем? Я ведь таксист, работаю на «Волге», а ни какой-нибудь слесаришка.

– У вас много бывает пассажирок как я, и всем говорите то же самое, не различая разницы.

– То-то и оно, заметил. Из ресторана вышли, и окно не запотело в машине.

– Если вы таким образом судите о людях, то, о чем с вами говорить!

Таксист с гордостью отворил «бардачок». В нем лежали журналы: «Новый мир», «Смена», «Иностранная литература» и другие.

– Проверим, что вы читаете. Ей попалась в руки маленькая книжонка. – Эта книжка, как очутилась здесь?

– Иностранец подарил, и сказал: verstecken!

– А что же вы его не послушались.

– Я слово запомнил, а что оно означает, не знаю.

– Это вы потом в КГБ, будете сказки рассказывать, а мне не надо.

– Причем здесь КГБ, я ведь не украл.

– Тем хуже для вас. А вы читали книгу?

– Читал! Очень интересная.

– А под заголовком читали, что написано? Так я вам прочту: D’Orleans, Paris 1959.

– Я же сказал вам, что кроме русского… извините, где поворот на вашу улицу, нервно спросил таксист.

– Да мы уже приехали. Зайдите, чайку попьем, а то я в ресторане даже чай пить не стала, торопилась… Наталия понимала, что теперь после ее слов, напуганный таксист и в аварию попасть может.

Она разогрела на плите обед и стала угощать таксиста. Но за совместным чаем, когда страх у гостя прошёл, Наталья Сергеевна улыбаясь, разъясняла: – Борис Леонидович Пастернак роман «Доктор Живаго» писал много лет. Этот роман через восемь лет опубликовали, но за границей. Писатель был удостоен Нобелевской премии. На родине, этот ненапечатанный роман, подвергся бурной критике со стороны власти. Его даже исключили из Союза писателей. Понимаете, какой контраст. Разъясню вам доходчиво. Вы водитель, и едете по зеленому сигналу, а вас гаишник останавливает, и говорит, что ехали на красный. И не докажешь! Вот в чем беда! А вы прочли, значит в тройне опаснее для общества, чем сам писатель.

– То, что у него отобрали удостоверение писателя, это ерунда, а если у меня отберут водительские права, это ужасно.

– Права оставят, на зоне работать.

Наталья Сергеевна, попросила книгу, не собиралась перечитывать её. Это был повод пригласить мужчину.

– Через недельку приходите за книжкой, я приготовлю что-нибудь повкуснее, это я себе все постное, чтобы вам мужчинам нравиться.

В машине он горько вздохнул. «Не по мне птичка, высоко летает. А книжка мне такая не нужна, мне и гаишники в печёнке сидят.

К 8 марта пришло письмо от заместителя ректора по науке. Наталия стала рассматривать знакомую подпись. Но в этой появился завиток. Покрутив открытку, она заметила очень милую картинку.

«Так, спокойно, не нервничать Наташа – дала себе установку Наталия Сергеевна. – Мужик старше, не важно. Это лучше, чем быть одной и гоняться за придурками. Так, в каком платье я сдавала ему зачет? Сошью такое же. А то поди-ж и не узнает? Сделаю фотографии и пойду сдавать документы на поступление в аспирантуру…

Мальчишка рисовал на дому сердце. Ректор строго сделал пацану замечание. Не дорисовав, он убежал во двор. Дама с детской коляской строго сделала ему замечание:

– Паренек, очевидно, влюблен, а ты не дал ему нарисовать задуманное. Сам-то, небось, долго рисовал?

– Наташенька, как увидел тебя на кафедре, так всё годы и думал, как тебе сердечко нарисовать.

Александр Баскаков, фото автора

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *