Хватит смотреть, как умирают дети!

Никак не ожидал, что пройдет совсем немного времени, и мне опять придется писать статью на ту же тему, начиная ее теми же словами. Две 14-летние подружки, Настя и Лиза, взялись за руки и прыгнули с крыши 16-этажного дома. Оставлены предсмертные записки и скромные подарки мамам, из чего ясно, что последний шаг был сделан вполне осознанно.
Совсем недавно я пытался в меру скромных сил объяснить читателям, что к любым намекам на суицидальные настроения необходимо внимательно прислушиваться. Сегодня приходится еще раз коснуться этой проблемы. Но, чтобы не повторяться, возьмем иной ее аспект.
Судя по предсмертным запискам, у подружек возникли серьезные проблемы в школе. Якобы они две недели прогуливали уроки и попросту устали от нареканий учителей. Для того, чтобы их не слушать, они пошли на крышу и спрыгнули.
Из записей на страничках девочек в соцсети видно, что подруги вели вполне активную для их возраста социальную жизнь. А из некрологов «френдов» легко составить представление, что смерть Насти и Лизы стала для всех полнейшей неожиданностью и что действительно у девочек были какие-то проблемы в школе.
Видимо, Лизе и Насте настолько обрыдла школьная действительность, что они сначала перестали появляться на занятиях, а потом, ввиду неизбежности объяснения и последующего наказания, предпочли расстаться с жизнью. Персонально на учителей они не жаловались, следовательно, вряд ли какой-то конкретный педагог тут виноват. Система такая.
Я смотрю на собственную дочь-подростка, которая на один класс младше этих несчастных, и ничему (в смысле отношения к школе) не удивляюсь. Как только после начальных классов появились разные учителя, мой ребенок перестал воспринимать школу (слава богу, пока еще не саму учебу) как что-то позитивное. Это при том, что никто ее не обижает, успеваемость на высоте, второгодников и хулиганья в классе и в помине нет. Но сама атмосфера, по ее словам, в школе угнетающая. С детьми никто и ничем дополнительно не занимается. Никаких тебе игр – линеек – отрядов и прочей каждодневной обязаловки, за что мы так ненавидели советские правила. А что есть? Ну, дорогостоящие экскурсии. Ну, еще более дорогостоящие (в конце года в основном) походы всем классом в боулинг. Да, собственно, и все. Театра, кружков, сбора макулатуры, заседания совета отряда, зарниц – ничего нет. Я сейчас думаю: вот бы нам так!
Но вот когда моя дочка, споткнувшись о чью-то подставленную ногу при выходе из класса, ударилась так, что потеряла сознание и сломала нос, учитель даже не вызвал «скорую». Ее просто отвели в медпункт, медсестра посмотрела – ученица вроде очухалась, все о’кей, – и отправила залитого кровью ребенка пешком домой, к маме. А идти там полчаса, в холод, через три дороги. В мое время, учитывая, что ребенок потом месяц лежал в больнице, это было бы ЧП на уровне школы как минимум. Сегодня всем плевать, никто даже не извинился.
Нам, родителям, приходится постоянно объяснять ребенку, что бояться до истерики, что тебя «заругают» за джинсы не того цвета (обязательно нужен черный) или неоднотонную блузку – не надо. Скажи просто: хорошо, завтра переоденусь, вещи в стирке. Что можно съесть в буфете принесенный с собой завтрак, а не давиться местной баландой или ходить полдня голодной. В чем тут-то проблема? Да вот, говорят, нельзя в школе свое есть. Моя учится в довольно продвинутой, хоть и муниципальной школе, и я каждый день вижу, как из детей вымывается не то что любовь к педагогам – они поголовно начинают внушать ужас, смешанный с отвращением.
Вы скажете, нам не повезло со школой? Наоборот, мы ученые. Рядом с нашим домом, буквально во дворе, где до шестого класса учился старший сын, царил такой беспредел, что пришлось искать убежище в виде специальной школы, куда парню пришлось ездить на двух видах транспорта. Сериал Валерии Гай Германики видели? Ну вот, примерно от такого бардака спасались.
К сожалению, в так называемых «обычных» школах мало что уберегает подростков от тотального учительского равнодушия. Все последние годы из школы, где учится моя дочь, бежали квалифицированные кадры. Смотрю, вдруг ребенок начинает вместо «что», употреблять оборот «то-что», вот так, в одно слово: «мне сказали, то-что сегодня надо принести лыжи» и т.п. Это сейчас распространенный языковой паразит. От кого, говорю, ты этой гадостью заразилась? «А у нас учительница всегда так говорит»…
Но даже не в образовании и уровне подготовки учителей, не в их личных качествах и не зарплатах тут дело, а в общей обстановке в современной школе. Она не успевает адаптироваться не только к поляризации и расслоению общества, но и к стремительному взрослению учеников, приобщенных к информационным каналам и технологиям.
Налицо полный разрыв педагогической традиции с современным положением дел. В советской школе все было заорганизовано, свободы личности – ноль, практиковался тотальный контроль за поведением учеников. О психологах в школе никто и не слыхал, однако и самоубийства подростков привычным делом не становились. Сейчас эта система уничтожена, но лучше не стало. Все пущено на самотек, царит вседозволенность, а любимый метод управления – окрик, злобный выпад в адрес несформировавшейся личности.
Мы живем в очень неприятное время. У людей отняты идеалы, и, по большей части, нет никаких устремлений, кроме культа наживы. Причем с одной стороны культ этот подпитывается информационной вседозволенностью, с другой – стимулируется дичайшим материальным расслоением населения, порождающим зависть и ненависть.
Как ни банально это прозвучит, на пути противостояния заразе потреблятства обязана стоять именно школа, как основной (после семьи) институт формирования личности. Пока что мы видим обратный процесс, и, что можно тут предпринять, никто не знает. Ясно, что однозначных рецептов не существует, процесс долгий, но сколько еще девочек должны выпрыгнуть из окна, чтобы общество осознало это как одну из самых главных своих проблем? Мы реформируем все, что угодно, кроме системы образования. А начинать надо именно с него. И не тотальным введением американского принципа тестирования знаний, а привлечением в эту важнейшую социальную сферу высокопрофессиональных и высокооплачиваемых специалистов, любящих детей.

Игорь ИГРИЦКИЙ («Утро.ру»)

P. S.: Своим мамам девочки оставили прощальные подарки. В маленькие золотистые пакеты школьницы упаковали разноцветные картонные сердечки, бусы, игрушки, фруктовый чай и записки с признаниями в любви и просьбами помнить их. Сюрпризы они оставили в квартире Елизаветы на улице Некрасова, откуда затем отправились к дому, где и произошла трагедия.
Видимо мы, взрослые и в первую очередь родители, где-то недоглядели, не были их друзьями, если ребенок в трудную ситуацию не просит помощи у родителя, у близкого друга, а значит и не к кому ему прийти, он лишает себя главного – Жизни! Дорогие родители! Присмотритесь к своим детям, такие моменты не могут пройти незамеченными. Идите к психологам, ломитесь во все кабинеты, просите помочь. И сдерживайте свои негативные эмоции. Сто раз подумайте сами, прежде, чем оттолкнуть от себя ребенка. Оттолкнуть его и потерять навсегда.

Ирина Снеховская

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *