Это был звездный час нашей жизни

           Посвящается трудовому подвигу советских ученых,   рабочих, испытателей первого в мире передвижного аппарата «Луноход – 1».

     45 лет назад, 17 ноября 1970 года, в 6 часов 47 минут, автоматическая станция «Луна – 17», стартовавшая 10 ноября с космодрома Байконур, совершила мягкую посадку на поверхности Луны в районе моря Дождей. В 9 часов 28 минут по команде с Земли со станции «Луна – 17» по специальному трапу сошел автоматический аппарат «Луноход – 1». Передвижение по Луне самоходной лаборатории осуществлялось с помощью восьмиколесного шасси. В этот день газеты всего мира вышли с заголовками: «Русские снова удивили мир!».

      Мне, тогда еще молодому инженеру, очень повезло. Меня зачислили в отряд испытателей Лунохода и 10 ноября 1970 года, снарядив мою машину-лабораторию различным необходимым для испытаний оборудованием, директор института Старовойтов Василий Степанович благословил меня словами: «Гони, Андрей, гони!». Вся наша оперативная группа испытателей была сформирована заранее и только ждали сигнала с космодрома Байконур о старте ракеты-носителя. 10 ноября 1970 г. было официально объявлено об успешном запуске ракеты «Луна-17». В этот же день группа испытателей вылетела в Крым самолетом, а я помчался туда же на машине. У меня сохранилось Предписание о моей командировке в в/ч 14109 (Симферополь, Центр Дальней Космической связи) по вопросу испытаний изделий «108» и «203» (так шифровались Луноход и посадочная ступень).

   Дорога была трудная: мокрый снег с дождем плюс листопад. Если наступала усталость, я съезжал на обочину, «нырял» в спальный мешок, час-полтора сна, и снова – вперед. Это сейчас водители фур стараются на ночлег группироваться вместе, а тогда это даже не приходило в голову. Проезжая ночью Донбасс, меня остановил милиционер, попросил подвезти до дому после дежурства. Пока мы ехали, разговорились и он предложил переночевать у него дома, чтобы со свежими силами двигаться дальше. Мы съехали с трассы и свернули в какую-то глухомань, загнали автобус во двор, встречать выскочила юная миловидная жена хозяина. Спустя минут десять уже был накрыт стол и она пригласила нас ужинать… У меня осталось на всю жизнь светлое воспоминание об этой семье, от них исходило искреннее радушие и было ощущение счастья… Где-то они теперь?..

     Дальше мой путь лежал через Перекоп. Сиваш был затянут густым туманом. Перед Перекопом горели табло: «гололед, туман, дорога опасна».

Машины съезжали на обочину, останавливались на ночлег. Мы, трое водителей, рискнули прорваться. Договорились, что передний едет, ориентируясь по столбикам на поворотах, а задние – ориентируются по его красным огням. Когда глаза устают от напряжения, передний водитель сигналит поворотом, притормаживает, прижимаясь к обочине, пропускает две другие машины вперед и пристраивается в «хвост». Так мы и «прорвались» через Сиваш сквозь туман при нулевой видимости.

     Утром, когда поднялось солнце, дорога была абсолютно сухая, а Крым предстал передо мной в великолепном осеннем наряде. Я быстро домчался до Симферополя, въехал в ворота Центра Дальней Космической связи и попал в объятия своих товарищей. У всех было приподнятое настроение, все ждали момента посадки ракеты «Луна-17» и выезда Лунохода на поверхность Луны.

До первой колеи на Луне оставались сутки…

ЛУНОХОД – 1

     После Беловежской Пущи Крым остался в составе Украины. За короткое время Центр Дальней Космической связи был разграблен. Огромные 50-метровые антенны из меди были сданы на металлолом, оборудование исчезло, на месте Центра стали пасти скот. Эта трагедия коснулась не только Украины, но и «старшего брата». Стройку века БАМ создавала вся страна. Когда магистраль была закончена, либералы объявили ее «дорогой в ни куда». О Заполярье либералы говорили, что туда неоправданно «вбухиваются» средства, что это были сталинские амбиции. Количество станций в Арктике и Антарктике резко сокращалось, города Севера засыпало снегом и люди, преданные Северу, покидали Заполярье. Наш ледокольный флот был самый крупный в мире, а атомный ледокол «Ямал» считался флагманом ледокольного флота. Капитан «Ямала» Станислав Румянцев (проживавший ранее в Сиверской) с грустью отмечал, что ледоколы предназначались для проводки караванов судов с народно-хозяйственными грузами по Северному морскому пути. Но однажды пришло распоряжение: переоборудовать «Ямал» под каюты для экскурсий американских туристов к Северному Полюсу. Деньги платили хорошие, но шли они уже не на благосостояние трудящихся. Таких примеров можно приводить много.

Недоброжелатели нашего Отечества уже рапортовали своим хозяевам за океан, что «управляемый хаос» успешно внедряется на просторах России. Но тут неожиданно для всех из праха поднялся Бессмертный полк и встал на защиту Родины. И БАМ снова был объявлен стратегическим направлением для развития Дальнего Востока, Заполярье «ощетинилось» от незваных супостатов, и Северный Морской Путь рассматривается как один из вариантов Великого Шелкового Пути от Пекина до Лиссабона. Когда Крым «вернулся домой», наше Правительство приняло решение о восстановлении Центра Дальней космической связи.

       Мы верим, что после большого перерыва наши планетоходы снова продолжат свой путь на просторах Вселенной.

Колобовников А.Н., ветеран труда,

                                                                       участник испытаний «Лунохода 1»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *