Архив рубрики: Сказки для детей

Рекс всё знает

Рекс всё знает

Любые исторические события со временем искажаются, и черное потом видят в другом свете, чуть ли, не выдавая за свет, исходящий от алмаза. А вот сказка, всегда остается сказкой, ее не перепишешь, не исказишь.

Муж и жена работали в институте с очень громким названием, но по сути дела, все там перелистывали чужие труды исследователей и потихоньку защищали диссертации. Но жизнь полна неожиданностей. Перестройка. Нет бы получать приличную зарплату после защиты диссертаций и жить припеваючи… Даже здание института сдали арендаторам. Позор! На первом этаже – ресторан…

Галина Борисовна стала готовить постные обеды, да и то в меньшем объеме. Такое уменьшенное количество калорий сказалось на ее сыне и маме. Максим стал рассеянным, а бабушка так испереживалась, что ей потребовались дорогие лекарства.

Максим старался в тарелку младшей сестренке незаметно положить что-нибудь вкусненькое. То же самое делала и Галина Борисовна, стараясь положить порцию побольше маме, чем себе. Муж искал работу, вплоть до дворника, но люди более высокого ранга, чем аспирант-недоучка, уже расхватали эти «теплые» местечки. Когда он в отчаянии заехал домой к своему профессору, начальнику бывшей лаборатории, и сообщил, что он бедствует, ученый развёл руками, и ответил, что он сам с трудом нашёл работу, но постеснялся её назвать.

собакаАрнольд Семенович, приезжая домой, говорил супруге, что сыт, и ложился спать. Она понимала, что он обманывает, и догадывалась, что он как многие безработные заходит в столовки, и сидя за столом, ест хлеб. Директора столовых, перекрыли возможность нахлебникам, и со столов хлебушек убрали. Еще больше пугали родителей квитанции за коммунальные платежи, на которых каждый месяц увеличивалась и так огромная сумма долга. Профессор по своим знакомым узнал, что в одном из городов на американском континенте требуется специалист в его бывшую лабораторию. После переговоров по телефону, капиталисты предложили ученому вместе с женой работать на Антарктиде.

Максим, дал слово, что он возьмётся за учебу, и пообещал, что даже сестра будет получать пятерки. Бабушка Зоя, пообещала не хворать и готовить еду. Только Леночка, чувствовала, что теперь ей будет плохо, и время от времени у неё текли слезки, и она, чуть слышно протяжно произносила: «Мамочка не бросай меня одну. Мне без тебя будет плохо».

Последнее слово на семейном совете было за Максимом: Я хочу, чтобы в доме водились деньги, и мы были сытыми. За нас не волнуйтесь. Все будет нормально!

Родители улетели, началась весна, все кто имел свою живность в поселке, стали выгуливать во дворе своего дома, или пасти на лужайках у леса. Максим научился добывать березовый сок, и, не тратя денег на сахар, все дома пили полезный напиток. Раз выходя с трехлитровой банкой из леса, он увидел, как собака набрасывается на козу. Коза защищалась рогами, но пес был ловкий, и ему удалось вцепиться ей в ногу.

Максим смело подбежал к псу, и со всего маха разбил тяжёлую банку о череп собаки. Пес взвизгнул от боли, и набросился на Максима. Вцепившись в руку, псу очевидно нравилось, как кричал от боли обидчик. Но дворняга не ожидала, что побежденная в бою коза, встанет на ноги и с разбега пересчитает рогами рёбрышки. Пес взвыл от боли и поковылял к домам. Максим не растерялся, и быстро добежал до медицинского пункта, где ему сделали укольчик, и перебинтовали руку. Он выпросил несколько порошков стрептоцида и бинт. Прибежав к больной козе, он повторил все то, что делала медицинская сестра, обрабатывая ему рану. Максим не уходил от животного, которое заступилось за него.

«Теперь, пес дождется, когда я покину козу, и нападет на неё», – рассуждал четвероклассник. Ближе к вечеру пришла бабушка забирать свою козочку. Увидев козу и ребенка с перевязанными бинтами ноги, у её козочки и руки у мальчика, у бабули пропал дар речи. Коза жалобно смотрит на хозяйку, а она стоит словно вкопанная. Максиму не понравилось, что бабушка дожидается как будто коза ей расскажет о произошедшем. Скажите, как звать?

–Линда, – чуть слышно сказала хозяйка.коза

– А вас бабушка?

– Я не поняла, расстроена! Меня звать так, а козочку мою сердечную называю Ромашкой.

Максим, объяснил, что произошло. Линда сказала, что коза больше постись не сможет, и нужно нанимать людей, чтобы её довезли до бойни. Но у нее, нет денег заплатить водителю.

Максиму не понравилось отношение бабушки к козочке, которую она так любит.

– Тетя Линда, зачем же на бойню, отдайте ее мне, а родители приедут и рассчитаются за нее.

– Ты вступился за мою Ромашку, про деньги забудь. Только не пойму, как ты ее от сюда вывезешь? У папы машина очевидно есть?

Как только женщина ушла, Максим ножичком, которым прорезал кору берез, срезал ветку. Разорвав свою рубашку на полоски, он аккуратно привязал эту ветку вдоль нижней части ноги, продлив её. Коза молча смотрела, и не понимала, как она сможет съесть эту вкусную сочную ветку, которая вся обвязана тряпками. Как не пытался Максим объяснить Ромашке, что это ее новая опора, коза не понимала.Максим, рассердился и закричал:

– У меня дома голодные сестра и бабушка, а я здесь с тобою нянчусь. Коза поняла, что дети хотят есть. Ромашка поднялась и бережно наступая на покалеченную копытцу, поковыляла за мальчиком. К счастью Ромашки, папа продал машину, чтобы купить билеты на самолёт.

Бабушка, увидев покалеченного внука очень расстроилась и сказала, что займет денег у соседей, чтобы поддержать его здоровье, покупая натуральные продукты.

– Бабушка, а ты коз умеешь доить?

– Как же, живя в деревне доить не уметь? Я своим родителям с детства помогала во всем. А теперь в деревне, городских домов настроили, вот и не стало животины.

– Бабушка, а я парного молочка хочу.

– Где ж его теперь возьмёшь и на какие деньги?

– Бабуля, бери кастрюлю побольше и пойдем со мной.

– А мне можно с вами? – попросилась сестренка.

– Нет нельзя! Читай книжку. Из-за какого-то чтения, стала хорошисткой. А я обещал родителям, что ты будешь отличницей.

Войдя в гараж, кастрюля выпала из рук бабушки, когда она увидела козу инвалидку. Молчанье затянулось надолго. Теперь уже Максим боялся вымолвить слово. – «Влетит сейчас от бабули», напряжённо думал Максим. Коза поняла, что ее спасателю сейчас не поздоровится и решила обратится к новой хозяйке.

Ме-э-еня-я зоовутРоо-ома-ашкаа. Я-ямо-о-оло-о-ка-а принесла-а.

Максим по указанию бабушки нашел чурбан, который подкладывал папа, когда ремонтировал Москвич, и доярка на него присела. Подоив козу, бабушка похвалила молоко, и наказала внуку утром нарвать травы и не забыть принести ей воды в чистом ведерке. Сколько радости было, когда вечером пили все парное молоко. Но Леночка потом расплакалась. Лишь только бабушке удалось разузнать в чем причина слезок.

– Мы сейчас пьем молоко тепленькое, а по телевизору показывали, как жутко холодно в Ан-так-тике. И маме там холодно, и молока парного там нет.

Бабушка разубедила Леночку, что мама с папой живут в теплом домике, и у них все есть, даже замороженные фрукты.

Как только медсестра, сказала, что укусы зажили, Максим пошел в гараж и разбинтовал ногу и у козы. Она даже когда ела с аппетитом сочную траву, то боялась встать на покусанную копытцу. Через несколько дней, она стала выходить из гаража, и потихоньку идти за хозяевами, Максимом и Леночкой. Пес оказался беспризорным и обегал своих обидчиков. Максиму стало жалко бездомную голодную собаку, и как-то раз он взял из дома молока в миску и подозвал пса. Дворняга побаивалась длинных рог и стояла на расстоянии.

– Не бойся, мы тебя не обидим, – тоненьким голоском сказала Леночка. Пес поверил и вылезал всю миску.

Теперь утром рано пес получал порцию молока с хлебом и шёл вместе с детьми и козой на лужайку. Максим строго говорил ему:

– Мы идем на речку купаться, а ты стереги Ромашку, чтобы дурные псы не напали. Собака злобно начинала рычать, зорко смотря по сторонам.

– Вот теперь ты не беспризорный пес, а хозяйский, – сказал Максим, потрепав по голове собаку. Лето пролетает незаметно, когда дел много…

Родители вошли в квартиру, в тот момент, когда бабушка готовила творожники. Вскоре пришли дети со школы и начался семейный праздник. За столом дети ели все вкусное, что накупили им родители в городе. А родители не могли оторваться от бабушкиных домашних блюд.

– Все натуральное, творожок, сметана молочко! Мама откуда деньги?

Бабушка, не хотела портить в праздничный день настроение зятю, и опустив глаза, безучастно сказала:

– Спасибо Ромашке.

Арнольд Семенович сразу догадался, что дети довели бабушку, до такого состояния. Да и замок от гаража на кухне почему-то лежит? Он встал из-за стола, сказав, что выйдет покурить, а сам прямиком пошел в гараж…Когда муж вошел в комнату после курения, жена не могла понять, что с ним случилось. Все замолчали, глядя на него.Через несколько минут он расстроенно произнес:

– А я хотел машину купить!

Женская интуиция сработала моментально. «Дети спалили гараж!»

– Я вам детишки сейчас задам трепки, и с этими словами мама выбежала на улицу.

Бабушка, поняла, почему расстроен зять, но, если дочь поддержит мужа, что машина важнее козы, я ей трепку задам. Они там баклуши били, а дети весь гараж сеном завалили, веток настригли. Ни одной четверки за два месяца и все благодаря Ромашке. Вошла в комнату мама, а на глазах слезы.

– Мамочка, – заголосила она, – какая ты у меня умница. Дети отличники, от плиты не отходишь, да еще столько корма заготовила козе, когда ты все успеваешь. Как ты догадалась купить козу и откуда деньги?

Расстраивать дочь, что она не доглядела за внуком, которого покусала собака бабушка не стала и коротко сказала, озадачив вновь зятя: «Ромашку охраняет наш друг Рекс, спроси у него, он все знает».

Александр Баскаков

Злые и добрые картины

Злые и добрые картины

Мода приобретать картины вместо ковров пришла к нам в Россию совсем недавно. Художники оживились после «застоя», в котором они родились. Так как большинство талантливых людей в то время попросту потеряли всякие надежды на свой труд и работали: кто кочегаром, кто почтальоном, одним словом куда возьмут.

Роман Сидорович решил ко дню рождения сына Кирилла заказать художнику написать маслом своего отрока. Одним словом, у хозяина появились деньги. Оставалось найти художника…

…Иван Прокофьевич, учась в художественном училище, только и думал какую краску нужно смешать, чтобы изобразить небо или тучу точь-в-точь живыми. После училища он не мог найти работу по специальности. А вот проводником с удовольствием приняли, так как рабочих не хватало. Работа ему нравилась тем, что мог подолгу смотреть в окно и любоваться природой. Он чувствовал сердцем состояние природы и стал предугадывать за несколько мгновений разряд молнии. Этим феноменом он прославился среди коллег проводников. Вглядываясь в закат солнца, предугадывал, какая будет погода за пятьсот километров от станции.

Выйдя на пенсию, жить стало тяжело. Он вспомнил, что теперь он способен творить чудеса, так как теперь он точно знает какие цвета красок нужно смешивать, чтобы тучи извергали разряды, а зимний лес оглашался воем голодных волков. Он наивно верил, что если при написании картины вкладывать в неё свои мысли, то потом только стоит посмотреть на изображённые им тучи, то грянет молния, да так, что может перерезать холст и даже раму.

Вот с такой картиной он вышел на базарную площадь и ждал покупателя. Впервые он столкнулся с настоящим народом, который пришел с одной целью: повыгоднее купить, но при этом следить, чтобы не подсунули залежалое, не обвесили и не обсчитали. Если кто и обращал мимоходом внимание на картину, то говорили ему прямо в лицо: «Ещё один аферист на рынок пришёл. Цветную фотографию за картину выдаёт». К нему подошел Роман Сидорович.

– Разрешите поинтересоваться, вы продавец или художник?

– Всё в одном стакане, – хмуро ответил оскорбленный покупателями человек творчества.

– Осмелюсь сказать тогда, что вы продавец никудышный. С таким настроем картину не продать даже за бесценок. Если бы она мне была нужна, то из принципа не купил бы. Хотя она завораживает.

– Если не нужна, идите и не пудрите мне мозги!

– А они у вас, как вы считаете, есть?

– Пока её вырисовывал, вся энергетика моих крепких мозгов перешла в эти предгрозовые тучи, – хмуро ответил художник.

– Это видно по вам и тучам на картине, очень совпадают.

– Что вам видно? – возмущённо вскипел непризнанный Гений, – сейчас такой накал в приближающихся тучах, что вспыхнет молния! Закройте глаза немедленно, иначе обожжёт!

Роман Сидорович под влиянием какой-то демонской власти на миг закрыл глаза, и к счастью, его не ослепила молния. Он с испугом открыл глаза, посмотрел на небо, на электрические столбы, всё в порядке, небо ясное, провода на месте, лишь народ испуганно озираясь сторонится картины.

– Не пугайтесь, – уже дружелюбно сказал Иван Прокофьевич, – я разряд молнии чувствую всегда наперёд, теперь тучи слегка развеялись, и к нам надвигается легкий дождичек.

Роман Сидорович посмотрел на картину, и впрямь увидел дождь и даже десятка два капель, упавших на асфальт. Но он сообразил, что когда его ослепила молния, то из глаз вырвались капли слёз.

– Мне нужно нарисовать сына, возьметесь?

– Договорились, – ответил художник.

Художник на глаз сказал рост мальчика, удивив мамашу, с точностью до сантиметра и постеснявшись говорить про деньги, поехал домой готовить подрамник и натягивать холст.

«Скажу дорого, откажется, а сколько спросить? Не знаю. Как сравнить работу проводника, с творчеством живописца?» – рассуждал он.

Иван Прокофьевич, работая над картиной все время сравнивал свою тяжёлую безрадостную жизнь, с этим беззаботным мальчуганом. Поэтому он часто говорил ему, сделай лицо серьёзнее молодой человек. Ты сегодня получил по урокам какие оценки?

– Я, Иван Прокофьевич, круглый отличник.

– По мне лучше двоечник. Вот и сиди так, как будто ты двоек нахватал, и думай о том, что вечером папочка тебя здорово накажет.

Вот таким художник и представил на семейный совет их замечательного ребёнка. Ирина Гавриловна была в шоке. Но Роман Сидорович представил себе, что, когда-нибудь, будут говорить, глядя на эту работу, что уважаемый Кирилл Романович уже в детстве выглядел на подрастающего ученого.

Картину повесили в детской. Ложась спать Кирилл подолгу всматривался в свои глаза, нарисованные художником, и не понимал, что с ним происходит. Ночью стали сниться какие-то кошмарные сны, в школе он не слушал учителей и его мысли сводились к одному, что делать ничего не нужно.

Начались неприятности с учителями, но Кирилл был тверд. Потом стали ругать его родители. Но Кирилл подходил к своему двойнику, и оно уверенными твердыми глазами говорило наказанному двоечнику: «Будь как я упрямым, и то, что от тебя требуют, не выполняй назло всем». Утром посмотрев на своего «учителя» Кирилл молча завтракал и уходил в школу на горе учителям. Их пробирал директор за то, что они упустили из виду гордость всей школы, превратив его в шалопая.

– Значит уроки у вас не интересные стали, – повторял одно и тоже директор оправдывающимся учителям.

Ирина Гавриловна, убирая детскую комнату почувствовала рядом сына, но отмахнулась, зная, что он в школе. Потом ощутила, что на неё глядит. Она растерянно обернулась и стала смотреть по сторонам, и невольно глаза встретились…

Она в испуге вскрикнула, но осознав всю нелепость страха, стала извиняться перед нарисованным мальчуганом с улыбкой на лице, и чем больше она говорила ласковых слов «Кириллу», тем мрачнее он на неё смотрел. Тут по-настоящему она испугалась и выбежала из комнаты. Онарешила встретится с художником и с трудом разговорила его, так как он был мрачнее свинцовых туч, изображённых на полотне, все той же картины.

– Иван Прокофьевич, вы на нас не сердитесь?

– Что вы Ирина Гавриловна, я впервые увидел хороших людей, к тому же щедрого человека, вашего мужа.

– Не волнуйтесь, он вам не переплатил, вы просто не до оцениваете свой талант. После этих слов, художник рассказал о всей своей жизни. И вроде бы она была не столь трагична и окружали его такие де обычные люди, но он подмечал во всех и всем только плохое.

– Вот и здесь на рынке меня ругают за эту работу, что она мрачная, не живая, а я им говорю, купите и она оживет в вашем доме, да так, что вздрагивать будите по ночам. Видите,опять тучи приближаются.

– Вы, оказывается, умеете рекламировать свою работу. Я её покупаю.

Эту картину она решила подарить директору школы, за то, что он ещё не отчислил её сына из школы. Директор был так тронут подарком, что решил картину повесить в учительской. На следующий день вернувшись со школы, Кирилл злорадно сказал, все классные журналы сгорели, теперь я отличник, а дневник свой выкинул. Ирина Гавриловна испуганно посмотрела на сына.

– Мамань, я не совсем дебил, поджигать школу из-за двоек. По мне, что больше, что меньше их, меня не волнует. Но назло всем учителям, я буду говорить в школе что я опять отличник, ведь доказательств, что я лгу нет.

Ирина Гавриловна, договорилась директором художественного колледжа, чтобы написали красками её сына. Профессор очень обрадовался такому подарку, что целую неделю будут рисовать столь славного мальчика его замечательные студенты.

Ирина Гавриловна сказала Игнатию Семеновичу:

– Кирилла нарисовал один их местный художник, но ей работа не нравится, и она собирается её выкинуть на помойку.

– Прежде чем выкинуть, покажите её мне, всё-такия немного разбираюсь в живописи, – скромно сказал профессор.

Когда Ирина Гавриловна привезла картину, Игнатий Семёнович с восторгом спросил:

– Это писал Ваня? И получив утвердительный ответ, профессор с восторгом сказал:

– Я с ним учился в училище. Вижу его стиль. Гениально! Вот как нас учили рисовать и писать картины раньше! Вместо помойки, мы её повесим в музей. Простите, а почему вам не понравилась эта работа?

– Она слишком мрачная.

– Да ваш сын не такой, он славный у вас ребёнок. Очевидно Ваня видит всё теперь в мрачных тонах. Значит жизнь у него, где-то надломилась. Но я похлопочу, чтобы его взяли преподавателем.

Студенты с восторгом рисовали веселого школьника, которой их уверял, что он круглый двоечник. Профессор, нанося аккуратно кисточкой масло на холст бережно старался всё прекрасное, что он видел в глазах ребёнка изобразить на полотне.

Через неделю состоялось торжественное прощание профессора кафедры живописи и его студентов с Кириллом и его мамой.

Профессор категорически не взял денег за его славную работу, которая нравилась даже Кириллу. А студенты подарили ему свои рисунки с профессорскими пятерками, а на обороте рисунка Кирилла каждый студент написал ему свои добрые пожелания.

Когда Ирина Гавриловна попросила зайти в детскую комнату отца, он удивился, что на стенах весят рисунки сына, нарисованные «глазами» явно добрых ребят. В профессорской работе, отец увидел своего ребенка счастливейшим человеком на свете. Вскоре в новом дневнике их сына, засияли одни, временно забытые, пятёрки. А пожар произошёл, как утверждала пожарная инспекция из-за розетки под картиной, которая из-за этого первой и загорелась.

Роман Сидорович слушая рассказ жены с закрытыми глазами, вспомнил, как сверкнула тогда молния. Очевидно, в этот раз она попала в розетку.

– Все-таки на картине была природа живая! Иначе бы молнии на ней не сверкали, – сказал твердо отец.

Мать своим сердцем чувствовала, что смешивая краски, художник-неудачник перенес свою отрицательную ауру в них, поэтому картина стала плохо влиять на учебу её сына.

Александр Баскаков

Царь Алон и Злата

Царь Алон и Злата

В Царстве, в славном государстве

Правил Стефан –царь-вдовец,

Он троих детей отец.

Сам он много воевал,

Злата, серебра набрал

И наполнил им подвал!

Но не радует оно…

Кому злато припасал?..

И, считая свои дни,

Осознал, что сочтены.
Надев царскую одежду,

Возложил свою надежду,

На своих он сыновей,

Что, услышав глас царя,

Станут сразу вдруг умней.

Знать трудился он не зря!

На совет они явились

И услышали царя,

А не добрый слог отца:

– Ты, Прозор, хоть и громила,
Но, с твоею головой,

Хоть красивой, а пустой,

Станет жить здесь всем не мило.

Мудрость в келье заперта,

Потерял свои ключи –

Не ищи ты их в ночи,

Лучше библию прочти.

Ты ж, Вацслав, не обижайся,

Помаленечку мужайся.

Молод ты и робок слишком,

Ты привык ходить в штанишках.

На коня тебе не сесть

И копья тебе не снесть –

Ты в бою погибнешь первым.

Бой же будет очень скверным:

Войско быстро разобьют,

И столицу оберут.

Но, пока летают птицы

У моей родной столицы,
Солнце яркое искрится

И пшеница колосится,

Не видать зловещей бури,

Пейте молоко парное…

Дам наказа только три:

Царство охранять родное,

Помогать своей сестрице,

Полновластной сей царице.

Род продолжить сей столь славный –

Вот закон он самый важный.

 

О себе чуток скажу,

Правду дети доложу, –

С неприятелем в сраженье

Я не ведал пораженья.

И, взлетая на коня,

Мчался первым на врага.

Страх врагу я нагоняя

И дружину вдохновляя,

Врага гнали до границы,
И, глотка не дав водицы.

От набегов, многих бед,

Помогал мне мой сосед.

Очень верует он в Бога,

Бог дает ему блага,

Невзирая на года,

Правит царством, хоть куда.

Нету злата в сундуках:

У народа все в руках.

Царь Алон не любит воин,

Но во всем всегда спокоен,

Так как войско пополнял,

Кого сам он обучал.

Каждый воин стоит многих,

И враги боятся их.

Как вы поняли, ребята,

 Что царицей будет – Злата.

Будет вас она ценить,

Как родная мать, любить.

Честно золото делить.

Вам я войско доверяю,

На две части разделяю.

 

Попрощавшись с сыновьями,

Стефан, путь избрав тропами,

В неизвестный скит пошёл.

Братья мигом осознали,

Что из жизни царь ушёл.
Стали думать о короне,

А сестру ругать на троне.

Что девчонка маловата,
И на троне слабовата.

Что отец, сглупил слегка,

Не того он седока,
Править царством он назначил,
И врагам страну подставил.

Мы ж врагов побить не сможем,

Так как царственным жезлом

Путь к победе не укажем,

Если только топором.

Братья смело рассуждали,

Где вино им наливали.

Не боялись и сестрицы,

Так как воинам столицы

Понадели парики,

Чтобы не было приметно,

Что гусары-старики.

Лишь по ранам их заметно,

Что в боях не новички.

И решили братья смело

Взяться первый раз за дело.

Штурмом град себе забрать

И сестрицу с трона снять.

Подвели братья войска

Для кровавого броска.

Войны Вацслава сказали:

«Мы такого не слыхали,

И конечно не видали,

Чтоб братья войною шли,
Против родной их сестры».

 

Вацслав правду оценил
Брату тут же доложил:

«Воевать я не намерен.
Войско я не поведу,
И отцу останусь верен
 Я сестру не подведу».

 

– Ты, предатель малодушный, –

Прозор зычно зарычал, –

Ты малявка, будь послушным, –

Еще громче заорал:

«Солдаты в бой!»
Все шатали головой:

«Мы с отцом твоим сердечным,

Защищали край родной.

Ты же стал таким коварным,

Будто крови нет родной?

Кто не дружен с головой,

Вечно рвется с кем-то в бой.

Прозор понял, в чем все дело:

Если бунт на корабле,

Надо браться вмиг за дело,
А иначе быть беде.

Саблю во строю достал,

Громогласно заорал:

– Трус ничтожный, отвечай!

Вацслав принял предложенье

И ответил невзначай:

– Вот тебе мое Знаменье, –

Убивать тебя не стану,
Нанесу тебе я рану,

Чтобы ты не забывал,

И цветы ты здесь сажал,

Где прольётся кровь моя.

Войны с двух сторон глядели,

Но вступаться не посмели.
Замолчали птички вдруг…

И разнёсся жалкий звук.

Прозор рану обнажа,
Вскликнул зычно: – Войны,Ша!

Прокричите: Прозор!  Ура! ура!!!

Но слышалось: Позор. Уа-уа.

Но, заслышав звон монет,

Прозор стал авторитет.

«Птички с рощи улетели,

И к царице прилетели,

На окно они присели,

С царских рук зерно не ели,

Сообщив печальну весть,

Улетев, не стали есть.

Злата, прыгнув на коня,

Мчалась быстро, и в три дня

Светлый город увидала

И поклон церквям отдала,
И, войдя к царю домой,
Удивилась простотой.

Не по-царски стол накрыт,

Пища самая простая,
 Лишь корона золотая
 На седых власах лежит,

В руках сиддур чуть дрожит.

Злата с чувством рассказала,

Как отец его любил,

С одной кружки воду пил,

И сражались в бою ратном,

Как братья мечом булатным,

Изгоняли всех врагов…

Не прервав и все услышав,

Алон молвил: «Нет, девица,

Несмотря, что ты царица,

Знай: напасть всегда несложно,

А победа всегда ложна.

Защищая власть твою,

Сколько воинов в бою,

Смерть свою в нем обретут,
А их дома дети ждут!

Надо все поведать Богу,

С ним одним совет держать,
Кому можно помогать?

Богу надобно не лгать

И подробно все сказать:

Свои мысли и корысти

От Него нельзя скрывать.

 

Утром царь кормил коня,

Не теряя время дня

Пригласил он Злату:

– Напиши записку брату:

«Воевать мы не хотим,

В мире жить с тобой желаем,

Торговать зерном и мясом

Мы без пошлин предлагаем».

– Я не смел перечить Богу,

Он же указал дорогу:

«Если будешь мне женой

Значит, я – защитник твой».

Злата руки целовала,

Старику же обещала

Его Родину любить.

Так тому должно и быть.

Повенчали их так скоро,

Что, забыв про свой обет,

Он помчался с войском быстро.

Не доехав до границы,

Царь упал, закрыв ресницы.

На щитах несли Алона,

Низко головы склоняя,

К юной вдовушке царя.

Злата молвила народу,

Что в любую непогоду,

Всем врагам путь преградит –

Свое царство защитит,

Что народ свой не обидит,

Алон с неба будет видеть.

Прозор понял, что сестрица
Став царицею полновластной,

Может войско привести

И его легко смести.

Ночью, перейдя границу,

Прозор жёг ячмень, пшеницу.

 Испугалась впрямь царица,

Что в стране ее творится!

Черный поменяв наряд,

С ратью смело стала в ряд.

Лишь сошлись войска на битву,

Прозор слышит, вдруг молитву:

«Пощади свою ты душу,

Нас они спасли не раз…
И, конечно, же все дружно

Биться отказались враз.

У Прозора меч забрали,

И с позором вмиг прогнали.

Хан степей услышал весть
Что, не так и далеко

Золотишка много есть,

И забрать его легко.

Войны пашут земли плугом,

Распрощались все с мечем.

Потому что этим царством

Управляет женский пол.

«Мы с разгона победим,

Небывалый бой дадим!»

И потомок Сулеймана,

Войско быстро оседлав,

 Обещал всем без обмана

Поделить на всех улов.

Только хан достиг границы,

Все друзья,златые птицы –
Доложили Злате весть:

«У границы войско есть».

 

Стариков Злата собрала,

Им же строго приказала:

«На себя принять удар!

Бог дает вам этот дар.

Я же буду впереди,

Верю в вас мои отцы!»

А засадой с двух сторон,

Будет править «муж» Алон.

Хан Дамир увидел войско

И сказал хвастливо, бойко:

– Мы расправимся с пехотой,

Поедим, потом с охотой

Мы в столицу к вам войдем,

Злата серебра возьмем.

Если кто-то возразит,

Выходи, мой меч сразит!

Но не надо задаваться,

Не хочу с отцами драться,

Вы седы для боя с ханом!

Я врага одним ударом

Ростом сделаю до плеч,

Вот такой в руках мой меч.

Вышла Злата со щитом
И сказала: «Дело в том,

Что они не отступали,

Сотню раз врагов бивали,

И, состарившись, теперь

Охраняют царства дверь.

Царя дочку защитить,

Врага злостного убить.

Но в бою с Орлом могучим

Старику в бою кипучем

Перьев не стряхнуть мечом –

Вот все дело оно в чем».

Хан Дамир съязвил с насмешкой:

– Одна девица с подушкой

В царском тереме лежит,
А другая, в бой спешит.

Жизнь свою не дорожит.

Я блондинок не люблю,
И тебя я погублю.

Коли меч подняла свой

Попрощайся с головой.

Возраст наш с тобою известен,

Значит бой с тобою честен?

Побледнела синеглазка,

Бой с Орлом — это не сказка!

Я урок лишь преподам
И тебе, и старикам.

Меч в лучах его сверкает,

Своих воинов обучает,

Отбивая девы прыть,

Щит пытается пробить.

Неожиданно и вдруг,

Меч упал из его рук.

– Что ж коли меня девица,

Чтобы здесь мне не срамиться!

– Юный птенчик, ты попался,

Из каких краев примчался?

Пред тобою не девица,

Полновластная царица.

– Ты прости меня, царица,

Что так вольно вел беседу.

Признаю твою победу.

Убивать солдат не стану

И вернусь в свою страну.

Злата думала иначе,

Счастья не видать иначе.

Урок решила преподать,

Что такое нападать.
– Хан, вы все окружены!!!

Задор с лица пропал Дамира,

И молвил он: «Прошу я мира,

Но ты не честно поступила, –

Бой и игру объединила».

– Но я же дама, и могла напутать.

Но, хан, тебе не надо путать:

Кто защищает свой народ,

Навечно в памяти живет.

Ты жжёшь дворы и грабишь села,

В погоне злата… ореола…

По Миру сеешь стрелы… страх…

Забыл наверно – есть Аллах.

Попробуй, хан, мне не лукавить,

Мир от оков со мной избавить!

От зернышка, до горсточки земли

Согрето здесь все разумом Любви.
Теперь же всех я приглашаю
В мой стольный град. Я угощаю.

Месяц пели, танцевали,

Всех блинами угощали.

Но пора и на покой,

Войско двинулось домой.
На телеги все сложили,

Что им люди надарили.

А наказанный Дамир,

Дал согласие на мир.

Лет прошло, не знаем точно,
По детям считать не точно.

Дамир клумбы создает,

И детей своих зовет,

Цветы дядюшке сажать,

И ведерком поливать.

Где погиб Вацслав за честь,

Чтоб сестру свою сберечь.

От страданий безысходных,

И для дел богоугодных,

Злата памятник Алона

Воздвигала для поклона.

Александр Баскаков

Самые прекрасные слова на свете

Самые прекрасные слова на свете

замокВ одном феодальном владении вассал Ламберт любил проводить рыцарские турниры. Наследником обширной доминии был его единственный сын – Арис. Юноша, так обожал эти зрелищные бои, что победителей приглашал в замок отведать жареного барана.

– Это мои друзья, – говорил он отцу, – королевскому дружиннику, получившего за верную службу доминию вместе с населением. Отцу не нравилось, что в его замке бывает всякая челядь, без имени и заслуг перед ним, – великим Ламбертом, или самим королем. Но мать вступалась за сына, объясняя Ламберту, что вскоре он найдет среди них друга, который на него подействует в лучшую сторону.

К счастью отца нашелся такой смелый, отважный боец, победивший уже не раз в бою на рапирах.

Кошелек, с золотыми монетами полученный за победу от Ламберта, согревали ему душу, а выпитое вино горячило сердце. В присутствии друзей Ламберта, вассалов и приближенных королю, победитель турнира Саден произнес:

– Я с детства учился владеть рапирой и вот очередная победа! Теперь я поступлю на службу короля и на войне прославлюсь.

Такое бахвальство не понравилось Арису и он заявил:

– Через пару лет, стану первой рапирой и тогда посмотрим, в чьих руках будут звенеть золотые монетки?

Хорошенько закусив жареным быком Саден, не поблагодарив хозяина за угощение, уходя, сказал:

– Посмотрим, посмотрим, кто кого? Учти Арис, что я учился у лучшего дружинника во враждующем с нами королевстве, который живет в нужде, ибо потерял левую руку в бою, а теперь стал никому не нужным. Поэтому за деньги научит своему искусству хоть самого чёрта. Арис выследил друга, куда он направится. Через пару дней после щедрого угощения четырех холопов в питейном доме, они ему разболтали все об их лучшем друге Садене, который их выручал награбленными деньгами. Так он узнал, где и как нападает Саден.

Соорудив в лесной глуши небольшой шалаш и позаботившись о коне, чтобы был сыт и напоён водою, стал дожидаться, каравана.

Ранним утром он услышал скрип телег. Арис оседлал коня и осторожно стал пробираться вдоль дороги, следя за повозками, впереди которых ехали вооруженные всадники. Но грабители не дремали. Они смело неслись на девятерых вооруженных мечами охранников, как будто не зная, что их-то всего трое.

Арис подъехал как можно ближе к дороге, чтобы увидеть схватку, так же отчетливо, как на турнире. Он заметил, что охранники не догадались занять выгодную позицию, спешившись, стали друг другу мешать. Саден, так ловко атаковывал сразу несколько всадников, что они не знали, как бы им повернуть лошадей и целёхонькими вырваться из окружения. Видя, что его друзья не могут разобраться вдвоем с четырьмя всадниками, закричал:

 – Потерпите маленько, сейчас этих прибью, за ваших возьмусь.

Услышав это, пятерым охранникам удалось развернуть упрямых коней и вырваться, забыв про друзей и обозы хозяев.

Саден засмеялся и сказал своим друзьям:

– Отпустите их живыми. Такие храбрые охранники обозов нам еще пригодятся в дальнейшем.

Грабители потребовали выкуп за проезд и, получив монеты, исчезли. Вскоре караван тронулся в путь, а охрана плелась уже позади.

Арис, увидев, как его бывший друг одновременно ловко отбивал удары нескольких мечей, захотел научиться этому искусству и решил разыскать безрукого дружинника, так как адрес был сказан – неприятельское королевство. В живописной долине, где, сверкая на солнце летели брызги воды от камней, горной шумной речушки, жил забытый всеми старик.

Он был не богат и жил на деньги, подаренные королем за сражение в бою с неприятелем в которой был тяжело ранен.

Так же были пожалованы королем для охраны три старых воина. Но горцы уже дважды нападали на его дом и безнаказанно выносили все, что им нравилось, вплоть, до кожаных сапог и кухонных ножей. Покалеченных в боях солдат, они ловко обезоруживали. А что бы впредь не хватались за оружие, слегка мяли им бока и весело устремлялись грабить другие селения.

Потом хозяйке с дочерью приходилось часами слушать об их героизме, что каждый в бою убивал таких молодчиков десятками.сабля

Хозяйка про себя удивлялась: –«Как они сами не передрались за противника, ведь им явно не хватало их на всех.

Их дочь Лузита понимала жалобы солдат по-своему, что они уже не в состоянии держать меч, как раньше, и, оправдываясь, завышают свои прошлые заслуги.

Лузита, после занятия на виоле, аккуратно убирала лёгонький смычек, затем брала в руки меч и ловко расправлялась с грабителями и так же как воины в бою, убивала их десятками. Потом смотрела на них и читала им мораль:– «Ворвались в дом, чтобы отнять мой инструмент, который купил мой любимый папочка. Не понимаю, зачем он вам нужен? Ведь даже я не могу научиться, толком на нем играть. Теперь вставайте поживей и убирайтесь из дома. А завтра приходите пораньше на мой концерт, я специально для вас постараюсь играть очень мелодично, а потом постарайтесь не размахивать попусту мечами и лучше защищайтесь.

Отцу не нравилось, когда дочь в руки брала обагрённый в боях меч и купил ей рапиру. Лузита очень обрадовалась и, помахав ею в воздухе, заколола на глазах отца сразу четырех грабителей.

Лузита слушалась отца и занималась музыкой, но все остальное время посвящала рапире. Она закаляла себя как настоящий воин. Перед восходом солнца купалась в студеной воде, а потом ходила по бережку и любовалась восходом светила. Очень любила бегать по скользким сырым камням, где любое неосторожное движение сулило вновь искупаться.

Арису не составило большого труда найти в королевстве безрукого война, служившего у короля. Он вошел к нему в дом и усомнился, не ошибся ли он? Ведь по рассказу, он должен быть: с заросшей шевелюрой, оборванным и хмурым.

Арис попросил его научить владеть мечом.

 – Если хочешь стать рыцарем и защищать нашего короля, то я готов учить тебя. За еду и проживание денег не возьму. Но если нападут грабители, будем биться вместе. Из соседнего королевства нападают разбойники, но мой дом пока милуют.

Лузита, любила смотреть, когда отец учил Ариса. После ожесточенного боя, она приглашала всех на концерт. Ей аплодировали. Она весело раскланивалась, особенно перед тремя стариками. «Они не то, что ее безмолвные противники, – рассуждала про себя Лузита, – послушают концерт и никаких эмоций, – молчат. Заколю, а им даже не больно!

Атоман горцев Райд узнал, что появился приезжий с деньжонками, которые ему видать, не нужны, так как на рынке с торговцами не спорит, не ругается, а значит, не торгуется. Услышав, что он приобрёл мебель, то взял и телегу. Гурьбой вошли в гостиную забирать дубовый стол, не обращая внимания на музыку.

Услышав посторонние звуки, музыкантша капризно сказала:

– Мне и так сложно играть на этой новой пятиструнной виоле, а тут еще кто-то топчется. Три старичка быстрее всех сообразили в чем дело и, обнажив мечи, выбежали в приёмную комнату.

Мать в испуге обняла дочь, а Арис с Авиго вбежали в гостиную.

Арис преградил выход на улицу, чтобы противнику было тесно вести бой. Главарь все понял и пошел на переговоры:

– Не хотелось, чтобы девчонка, полы окровавленные мыла. Пойдемте выяснять отношения на улицу, там просторно. А то здесь поцарапаем мебель, тогда дорого мы ее не сможем продать.

– Я вымою за вами сам, – сказал равнодушно Арис.

– Давай пожалеем стариков. А нам здесь с тобой места хватит.

Началась схватка. Арис следил за малейшим его движением и ловко отбивал неожиданные удары. Арису удалось применить бойцовский прием и выбить меч противника. Арис благородно воткнул свой меч в деревянный пол, стер с лица пот и сказал:

– Спасибо за урок. Из кладовки возьми бочонок вина и мешок муки и больше в этих местах не появляйся. Услышав про вино, разбойники стали весело подбадривать поникшего Райда. Даже охранники Авиго пообещали выпить за здоровье атамана и попросить у Бога прощения за его грехи.

Лузита, пошептавшись с отцом, вынесла трехструнную виолу:

– Если придется сражаться с опытными бойцами, Райд, тебя убьют, а ты так молод.  Дарю тебе виолу и учись на ней играть. Поверь, смычек может принести тебе больше удачи, чем меч.

Крестьяне возделывали поля, феодалы вели междоусобные воины, короли свои, а торговля шла своим чередом, так как ремесленников становилось больше. А значит было, кого грабить.

Появление хорошо вооруженных всадников, испугало Ариса, когда он оттачивал свое мастерство с Авиго.

Одному против всадников, биться глупо, подумал Арис и отложил меч в сторону.

– Не узнал друга? Ты нечестно воспользовался моей болтливостью и готовишься к турниру? Покажи, чему ты научился. Авиго взмолился:

 – Я тебя, как родного сына, обучал. Ты обещал стать рыцарем. Купил тебе коня.

Саден слез с коня и снял шлем. Лицо было рассечено.

– Это хорошо, что наследник богатого феодала, не может жениться на простой девушке по любви.

Луиза из окна своей кельи, увидав всадников, взяла рапиру и вышла тихо во двор, чтобы не разбудить охрану.

Увидев Лузиту, которая еще больше расцвела, он гордо сказал:

– Ты у меня будешь одета богаче любой королевы.

– Ты мне и тогда не понравился, а теперь убирайся отсюда.

– Я силой увезу тебя:

– Не посмеешь, – закричал Арис и бросился к мечу.

– Саден вынул спокойно из ножен меч и приготовился к атаке, и, решил съязвить: Меч, не знающий крови, – игрушка. Турнир, это цирк и насмешка над бойцами. Ты обещал победить меня в турнире, победи сейчас. Советую попрощаться с учителем и Лузитой.

Эту возможность попрощаться с Луизой, он предоставил специально, чтобы выяснить, не порхают ли здесь амуры? Арис, попросил учителя, что если убьют, то сообщить отцу, где похоронен. Бой начался. Авиго сразу понял, что Арис не видит в противнике врага. Но упрямство и мастерство, не позволяло противнику одержать легкую победу. Рана на лице Садена кровоточила и мешала смотреть. Арис опустил меч, чтобы стер кровь.

– Так принято у высшего сословия, – сказал Арис.

Эти слова взбесили Садена и он ловко сразил противника.

Лузита, вскрикнула! Но увидев, что ему собирается нанести еще удар, стрелой бросилась на Садена. Бой продолжился. «Жених», защищаясь, рассуждал: – «Это не девушка, а какая-то львица. В глазах сверкает смерть, а не любовь! Даже рапиру не выбить!»

– Тебе не убить меня. Арис истекает кровью, помоги лучше ему.

Лузита бросила рапиру и сказала:

– Если бы ты стал рыцарем, я бы тебя полюбила. В тебе есть благородство. Но запомни: богатство и власть, – любви помеха.

За Арисом ухаживали все по очереди. Главная тема в доме была – здоровье больного. Арис, старался как можно реже видеться с Луизой, чтобы она меньше переживала за него. Он просил ее, то принести ему полевые цветы, то набрать кувшин холодной воды из речки. Охранники проклинали себя, что проспали врага, а то бы они им задали… Прошло около двух лет, и Арис уже садился на коня сам. Неожиданно Авиго с семьей и Ариса король пригласил на помолвку его двоюродной сестры.

Молодой король в пиршественном зале пояснил всем присутствующим, что Авиго с его отцом геройски били врага. А Арис сын Ламберта. Все поняли умысел короля. Значит, войны не будет, если в гостях сын первого вассала короля! Когда в зал вошла невеста с женихом, Лузита едва не закричала от радости.

Арис, посмотрел на ее личико и едва слышно сказал слова, которые говорят настоящие мужчины. Все веселились за столом, а Лузита и Арис наслаждались божественными звуками виолы. Король прервал веселье и пояснил: – Услышав в горах музыку, пригласил музыканта ко двору.  Теперь Райд сочиняет музыку.

Прогуливаясь по королевскому парку, Арис спросил у Лузиты: почему ты так обрадовалась, увидев моего врага?

Не ответив на вопрос, она хитро задала свой:

– Почему ты раньше не сказал эти самые прекрасные слова на свете!!!

Александр Баскаков

Королева Крамма

Королева Крамма

СнегурочкаК счастью, до сих пор, есть такие уголки, где люди живут своим миром и далеки от кипучей жизни больших и малых городов.

Поселки, имеющие церковь, были своеобразным центром православия и культуры. Поэтому деревенские дорожили дружбой с сельчанами.  Проделав большой путь на телеге, а зимой на санях по занесенным снегом дорогам, отогревались в избе, а спозаранку шли в храм, после службы столовались, беседуя о православии и доброте человеческой. Хорошенько кормили лошаденку.

Теперь многое поменялось, но по-прежнему после службы не расходились и вспоминали, о том, как их отцы и деды поддерживали дружбу, и разъезжались по своим деревням на машинах. Теперь уже сельчане гордились, что поддерживают дружбу с такими людьми, где они с почтением вспоминают их родных и близких.

В такой деревушке, где жители не покинули своих домов в погоне за печатными красивыми бумажками под названием деньги, жила в просторной старой русской избе Нина. Она работала на заводе, численностью тридцать два человека, из них два – начальник цеха и бухгалтер.

Порой после бессонных ночей, Нина очень уставала, так как опекала больную дочь.

– Что мой Ангел, тебе не спится? Доченька и говорила, что ей снится злая волшебница, и она ее прогоняет. Жанне было сложно поменять положение тела, а лежать на одном боку было нестерпимо больно.

Жанне нравились мамины рассказы, как она много лет просила доброго аиста, чье гнездо находится на высоком столбе, принести ей самого замечательного ребенка. Но вредный аист всегда был занят своими детьми, и на мамины просьбы не обращал внимания. Однажды из города приехали нехорошие люди, и стали менять столбы. Как их не упрашивала мама, не спиливать деревянный столб, где находилось гнездо с аистятами, они ее не слушали, и свалили столб. Распилив столбы, и погрузив на машину, тут же продали дрова.крыса

Родители сели на новые бетонные столбы, заливаясь слезами глядя, как кошки съедают аистят. Аист-отец, сокрушался больше своей ненаглядной красавицы супруги. Он кричал на всю улицу, обвиняя себя в черствости:

«Добрая женщина вступилась за наших пташек, а я не помог, принести ей ребенка. Теперь я полечу далеко-далеко за дремучие леса, где есть прекрасная, славная девочка, которая живет одна среди добрых зайчиков и белочек. Белочки кормят ее орешками».

Аист очень торопился принести Жанночку ко дню Ангела 7 июля. Он выбивался из сил, и лишь нескольких взмахов крыльев ему не суждено было сделать, с высоты упал у порога и разбился. Клюв крепко держал пеленку, в которой находилась… И Жанночка к счастью мамы, пальчиком показывала на себя.

Когда девочка стала подрастать, она стала спрашивать, почему добрый аист не сумел сделать последние взмахи крыльев и уронил ее.

– Из-за того, что меня уронил аист, я не могу ходить? Мама, лучше бы я ела заячью капусту и питалась очень вкусными лесными ягодками, – однажды сказала Жанна.

От этих слов у мамы ручьем потекли слезы. Она перестала рассказывать глупые сказки, что детей находят в капусте или, что они оживают в Рождество из вылепленных на дворе Снегурочек.

Как и все дети, Жанна 1 сентября пошла в школу с мамой. Директор попросила деревенского столяра сделать перила по всему коридору. Вскоре Жанна почувствовала себя такой же счастливой, как и все. У нее появилось много друзей, а на уроках не пропускала каждое слово учителя.

Юрочка, которому родители стали читать марали за двойки, ни как не мог понять, почему эта больная девочка, такая умная. Он стал помогать ей, добираться до дома на коляске. Когда стало холодно, а дорога стала не проезжей, директор намекнула на родительском собрании, что Юрочке теперь тяжело нести свой портфель и помогать нашей славной отличнице. Поэтому советую Жанне до весны в школу не ходить, а дети, думаю, будут приносить ей домашние задания. Учительница младших классов обиженно сказала: Мне не составит труда самой ходить к Жанне. Молодая директор, оправдывалась, разъясняя, что у нее и так четыре класса с первого по четвертый. Пожилая учительница разъяснила приезжей  девушке:

– Если мы живущие здесь издавна, не помогали бы ближнему своему, то деревни эти исчезли бы, как и мы!

Дома Жанна по нескольку раз перечитывала домашнее задание. Юра приносил из библиотеки книги наугад:  физику за 8 класс или томик Достоевского. Тогда она читала биографию писателя. Как-то утром на полке оказалась крыса, которая грызла краешек книги.

– Ах, ты, негодница, закричала сердито Жанна, – это же школьная книга, теперь придется за нее отвечать моей маме.

Крыса, понимала, что девочка не сможет ее прогнать. Жанна встала с кровати, и, опираясь за коляску, направилась к крысе. Девочка, увидев плутоватые глазки зверька и красивую пятнистую расцветку шерстки, чуть слышно сказала: Ты Пятнушка, наверно, хочешь кушать?

Услышав такую заботу от человека, крысиное сердце дрогнуло. Она прекратила грызть обложку. Жанна вынула из кастрюли котлету и на блюдечке подала ей. Крыса съела часть котлеты, а остаток унесла с собой. Жанна поняла, что ее нужно кормить и тогда она будет послушной.

Увидев книгу, Нина произнесла: нет кота, есть мыши.

Когда лужи замерзли, Жанна навестила соседскую кошку и собачку. Она угостила Мурку котлеткой, Жучке насыпала мясных косточек. Покушав, Мурка подошла к девочке и промурлыкала, что к Новому году подарит ей самого красивого и умного котенка. Жанна ласково погладила кошку.  Жучка тоже пообещала выбрать самого послушного щенка и подарить ей.

Накануне Нового года с завода отпустили всех пораньше. Нина приходит домой, и видит, что под елкой лакают из миски молоко разноцветные зверьки.

Нина улыбнулась вначале, а потом строго спросила Жанну:

– Соседи избавились, что ли от приплода?

– Нет, мамочка, это Жучка и Мурка принесли сами и подарили мне на Новый год, они мне обещали. И не волнуйся мамочка, у меня хватит сил заботиться о них.

– Котенок подрастет и выловит нам крысу. Жанна промолчала.

К лету они окрепли. Нина стала бранить кота, что он до сих пор не выловил крысу. Васька жалобно мяукал, не понимая, кого слушаться. «Ведь ее дочь, наоборот просит меня заступаться за крысу-Пятнушку от Чарлика, который так и стремится ее укусить, когда она уносит часть ароматной котлеты в щель». Эту вкуснятину Пятнушка носила своей подруге, –  Королеве крыс. Как-то раз, доев котлетку, Королева Крамма сказала: – Меня навещает подруга. Она знает, где в лесу живет волшебник. Он лечит себя травами и бегает быстрее зайцев. Я требую пробраться к нему в избу и изъять излишек лекарства в пользу такой славной девочки.

И вот две крысы добрались до волшебника и тайком проникли в открытую дверь. Пятнушка объяснила, зачем они прибежали к нему, и дедушка напугался.

– Вы, крысы, наши помощники в научных открытиях. Поэтому я с уважением отношусь к вам, и ваше благородное побуждение помочь больному приветствую, но одно дело, когда лечение доказано наукой, совсем другое дело, когда не подтверждено на практике. Старичок обрадовался, что его внимательно слушают, и продолжил свой доклад, – мне удалось здесь разработать состав трав  с добавлением коры ядовитого растения, который воздействуя на клетки мышц, усиливает их жизнедеятельность. Принимая этот настой, я окреп и бегаю по лесу словно лось, а мне уже сто четырнадцать лет. В прошлом я доцент кафедры биологии, многое знаю о растениях и их воздействие на живые организмы. Но меня с треском провалили на защите докторской диссертации, те люди, которых я считал своими друзьями. Я покинул институт, а заодно и город, где родился и вырос. Поэтому не дам эти травы, чтобы не навредить девочке.

Крысы попрощались с доверчивым старичком, а сами незаметно спрятались под шкаф и терпеливо стали дожидаться, когда ученый начнет готовить себе микстуру. Потом крысам не составило труда вскрыть мешки и пересыпать содержимое в пакеты, которых здесь было много. Этот груз они с трудом дотащили до первой ели.

 – Как мы эти мешки потащим через лес? – Спросила недовольно подруга Краммы.

– Нужно найти лисицу,– спокойно сказала Пятнушка.

– Я знаю, здесь поселилась страшная плутовка, она всех кур переворочала у старика. Заглянув к ней в нору, Пятнушка  сказала лисице, что есть курятник, где полно кур. А за то, что они покажут, где он находится, она должна нести мешочки с сухими листьями. Лисица вначале обливаясь, но пробежав несколько километров, стала на себя сердиться: «Нет бы сказать: сначала покажите курятник, – хи-хи-хи, а потом мешки снесу. А как только узнала, где курочки, сказала бы глупым крысам: когда их съем все, тогда и мешки принесу». Подбегая к деревне, Пятнушка шепотом сказала своей напарнице: – я притворюсь, что подвернула лапку, а ты жалуйся, что устала и иди медленно. Пятнушка примчалась к петуху, гуляющему по дороге и сказала, что бежит лиса к его курочкам. Петух мигом взлетел на изгородь и по всей силы закричал, – ку-ка-ре-ку, охотники! Ку-ка-ре-ку, стреляйте метко! Ку-ку-ре-ку, лисичку плутовку вечерком зажарим! И повторил это несколько раз, пока не охрип.

Услышав это, лисица сообразила, что ее обманули, и, бросив мешки, убежала в лес.

Пятнушка вела строжайший учет, сколько и каких положить листочков в стакан с водою. От кота требовала коготками отделять от ветки ядовитую кору вчетверо меньшую, чем ученый. Она учла вес Жанны и ученого. Чарлик снимал пробу, и, несмотря на то, что настой был  слишком горьким, чувствовал себя прекрасно. Доверяя своему другу Чарлику, Жанна стала пить настой трав.

 Пятнушка, угощая Крамму, рассказывала о лечении Жанны. Королева так сопереживала за девочку, что стала сама принимать  валерьянку.

– Если больная поправится, я объявлю тебя придворным врачом, – сказала Королева.

Настала осень, и по-прежнему коляску было не протащить по глубоким лужам. Жанна прекратила ходить в школу. После занятий к ней приходил Юра, и вместе делали уроки. Раз в неделю приходила учительница и задавала ей задание. Неудивительно, почему и Юра стал хорошистом.

Перед Новым годом, директор школы пришла к Жанне и сказала, что родительский комитет собирается купить ей коляску с электродвигателем. Жанна возразила против этой покупки и попросила купить другой подарок, и пригласила родительский комитет придти и поздравить ее дома.

Юра из сарая принес доски и, положил их на два стола и табуретки. Получился большой стол, а вокруг него – лавки. В духовке пеклись пирожки. После работы пришла директор и подарила Жане большую коробку, перевязанную ленточкой. Вместе с  Юрой стали накрывать стол. Родительский комитет пришел вместе с классной учительницей, и быстро разложили на столе принесенные сладости. А на плите в это время пыхтели соседские чайники. Гурьбой пришли и одноклассники. Чарлик, сидел на крыльце и подавал команды, кто идет в дом. Но как только, он пронзительно завизжал, это была команда, что идет хозяйка.

– Вот и гости к нам, – пошутила директриса, когда в дом вошла хозяйка дома.

Нина, увидев такое количество гостей, с восторгом закричала.

– Какое счастье, что вы пришли к нам!

Все ожило. Все стали поздравлять друг друга с наступающим Рождеством. Но среди детей Нина не видела свою дочь, она заволновалась. Чарлик, уже сидя под елкой на вате, разложенной в виде снега, дал команду: Вав-дите! Из соседней комнаты выбежали кот и крыса и расположились по обе стороны от собаки. Васька тоже подал команду, но так пронзительно Мм-я-я-а-а-у-у, что все напугано переглянулись. Из этой же комнаты вышли дед Мороз и Снегурочка. Нина, вглядываясь в лицо Снегурочки, покрытое густым слоем пудры и румян, не поверила, что это пришла та самая Снегурочка с Дедушкой Морозом из рассказанных ею сказок дочери.

У Нины потемнело в глазах и ее подхватили под руки. Крыса выбежала из-под елки и закричала, – валерьянки! нашатыря! валерьянки! К счастью они не потребовались. Мать ласкала дочь, а Юра гладил поочередно: Чарлика, Ваську и  Пятнушку.

Гости пили чай и нахваливали булочки. А чтобы гостям было все понятно, дедушка Мороз и Снегурочка, рассказывали рождественские сказки: про умную крысу – Пеструшку, перехитрившую лису; кота – Ваську, который заступается за мышей; собаку – Чарлика, который придумал всех собрать вместе, чтобы его все угощали.

Жанна напекла пирожки такими вкусными, что, к сожалению Чарлика, ни кто даже корочки не бросил ему. Под елкой из одной миски зверята ели котлетки. Пятнушка сказала своему приятелю Васке: «Пес так быстро все проглатывает, пусть полкотлетки оставит. Ведь все получилось так славно, благодаря королеве Краммы, и я должна порадовать ее вкусной котлеткой и подробно рассказать, что здесь произошло накануне Рождества».

Александр Баскаков

Стая чаек на футбольном поле

Стая чаек на футбольном поле

чайкаНа футбольное поле у Балтийского вокзала в Гатчине, прилетела огромная стая чаек. Они выстроились неприступной стеной, охраняя свои ворота. Причем построились в классическом боевом порядке – в виде треугольника. Все они смотрели в сторону противника, который вот-вот должен прилететь. 
Меня это очень заинтересовало, я подошел к арбитру. Чувствовалось, что он нервничал, так как клювом бил по мячу. 
Я пояснил, что я журналист, и хочу посмотреть игру.
–  Игр-р-ра сор-р-рвется,  пр-р-рошу жур-р-рналист не р-разглошать позор-р-ра.
Я дал честное слово.
Арбитр стал мне жаловаться.
– Шар-р-рик пор-р-рван. Жир-р-рные кр-р-ряки задер-р-рживаются, оскор-р-рбив пр-р-ротивника.
Я посоветовал судье матча не нервничать, и тогда речь станет более гладкой.
– Если вор-р-р-рона, не будет налигать на эр-р-р! То какая она будет тогда вор-р-рона.
Я возразил, и объяснил ей, что ее судейские команды будут плохо понимать противники. Старайтесь говорить слова, в которых нет буквы эр.
– Хор-р-рошо жур-р-рналист, постар-р-раюсь,  – пообещала ворона и лапой сердито ударила по мячу.
– Он пор-р-рван, не пр-р-ружинит. Как им будут игр-р-рать? Пр-р-росто безобр-р-разие! 
– Почему нет другой команды? – Поинтересовался я.  
– Очевидно задер-р-рживаются или байкотир-р-руют игр-р-ру. Пр-р-ройдет вр-р-ремя запишу пор-р-ражение в пр-р-ротоколе игр-р-ы.
– А кто бестактный соперник чаек? Ворона посмотрела на меня, и, помедлив, ответила. 
– Не мне судить, кто из них воспитание, когда они в культур-р-рном пар-р-рке так пер-р-е-р-ругались. Чайки тепер-р-рь пр-р-ритихли, словно вор-р-робушки.
– Скажите, пожалуйста, кто их соперники?
– Пр-р-рилетят увидите. Резко ответила ворона… Я примолк. Стал рассматривать крикливых чаек. Они неподвижно и беззвучно замерли, глядя в одну «точку» пустых ворот.
Чувствовалось, что капитан команды их настроил только на победу и никто из команды «Чайка» не получит замечания от судьи – желтую карточку. Хотя и количество игроков никто не пересчитывал.
– Достопочтимый судья, – раболепно обратился к старшей по возрасту вороне, –  Сколько игроков будет в другой команде?
–  В др-р-ругой? В пр-р-ротоколе игр-р-ры не оговар-р-ривалось. Сколько пр-р-рилетит столько и будет игр-р-рать. Но чувствуется наша гатчинская команда «Утка» поступают пр-р-росто не непр-р-рилично и не уважительно к нашему птичьему сообществу. Сами упр-р-росили быть их ар-р-рбитром, хор-р-рошо зная, что мы самые умные и порядочные из всех птиц.
Я очень удивился, что ворона в запале хвастовства, даже правильно произнесла слово «порядочные» и не «налегла» своим горластым голосом на букву эр.
– Об этом высокоуважаемая дама, могли бы и не говорить. Мы, люди, это давно усвоили, и ставим вас на второе место по уму…
– Кар-р-р!!! – неожиданно прервала меня ворона! 
– На пер-р-рвое место ставите `ordinary person!?
Услышав это от какой-то вороны, копошащейся в урнах, меня в негодовании затрясло. Я закончил с отличием университет Марксизма-Ленинизма, а она мне тут вкручивает мозги, что человек?… И тут я задумался. Она же не меня лично оскорбила, а если судить о людях в целом, и по их порой вопиющих поступках, о которых разбираются веками не только историки, но и самые умнейшие люди планеты, то ворону можно в чем-то и понять. 
Я перевел разговор на интересующую меня тему.
– На ваш высокопочитаемый  взгляд, чем провинились эти красивые уточки, которых так любят, как вы сказали  person?
– Вот с этого все и началось! Вы все восхищаетесь этими птицами здесь, а чайки чувствуют себя чужими. А им тоже хочется покр-р-расоваться и пофотогр-р-рафир-р-роваться. Вот утки и возмутились! Стали даже вылезать на бер-р-ег, чтобы только их фотогр-р-рафир-р-ровали. Я, сидя на кедр-р-ре, все хор-р-рошо слышала и уж конечно видела. Посудите сами, что чайки своим мощным клювом одним удар-р-ром безжалостно убивают птенцов сор-р-родичей, когда птинец пер-р-репутает свое гнездо. А здесь в гостях они ведут себя достойно и не применяют свою силу. Этого не понимают утки и стар-р-раются во всем показать свои всевозможные достоинства. Вот и р-разгорелся вчер-р-ра поздно вечер-р-ром скандал на озере..
– Я видел днем вместе с пассажирами автобуса, эту огромную стаю белых очаровательных чаек спокойно сидящих на воде, – сказал я вороне.
– Вы видите, что за пар-р-рк взялось новое р-руководство. Общество др-р-рузей Гатчинского пар-р-рка его убир-р-рает. А следить за пор-р-рядком некому, вот мне и пр-р-риходится на всех нар-р-рушителей кр-р-ричать во все воронье гор-р-рло.
Услышав слово ворона без опротивевших мне её эр-р-р, я понял, что эти птицы себя уважают, поэтому не случайно держат дистанцию с людьми, и не по трусости, так как совершенно не боятся кошек, да и собак.
– Поэтому и забор-р пр-р-ришлось соор-р-рудить.
– Где вы изучали английский? – Поинтересовался я.
– Вы не знаете, что тепер-р-рь пр-р-риезжают в наш ухоженный пар-р-рк даже амер-р-риканцы? И когда они наступают на газоны, я им кр-р-…
Я поспешно прервал ее и досказал «во все воронье горло, не ходите по газонам». Ворона поняла, почему я прервал ее, и тут же мне отомстила, очень громко прокричав: 
– Пр-Р-Р-равельно поняри. – И уже спокойно продолжила, – а вот немцы ведут себя культур-р-рнее. Бумажки от мор-р-роженного бр-р-росают в ур-р-рны. Я их всегда пр-р-риветствую: Herrschaften, guten Morgen! (Я бы конечно мог весь её разговор изложить без вороньего эр, но вдруг ей попадется эта газета, – она обидится).
 – Вы знаете еще и немецкий? Я хоть и окончил институт, а немецкий забыл.
– Вы учились у плохих пр-р-реподавателей. Мне доводилось беседовать с немцами. Добр-р-рые немцы меня и моих многочисленных детей подкар-р-рмливали, а я им напевала песню. «Нападать всегда легко, а вот отступать вам пр-р-р-ридется как фр-р-ранцузам». И они пр-р-рислушивались, ко мне, и довер-р-рительно р-рассказывали о себе, и что их всех обманул пр-р-ротивный Гитлер-р. 
– Очень жалко, что нет диктофона, я бы задал вам, как очевидце, несколько интересующих меня вопросов о войне.
– Если р-рассказывать о пер-р-режитом за своих детей во время бомбежек, и что я здесь повидала, за вр-р-ремя акупации гор-р-рода, то зар-р-ряда в батар-р-рейках не хватит.
– Почему же утки не прилетают? – поинтересовался я.
– Они в запале своих амбиций, обозвали чаек неуклюжими чайниками, которые даже ныр-р-рять не умеют. На что они сказали, что, зато умеют кр-р-расиво и подолгу пар-р-рить в воздухе на своих больших и кр-р-расивых кр-р-рыльях. И не хлопают, как они – утки, своими кор-р-роткими кр-р-рыльями себе по животу. Уткам, это высказывание не понр-р-равилось. Они заявили, что способны на этих кр-р-рыльях летать далеко на юг, в отличие от них, лентяев, гнездящихся по соседству с кор-р-рмом. Тогда чайки их обозвали неуклюжими толстушками, а в доказательство своих слов вызвали их на поединок. Они пр-р-редложили, чья команда забьет больше голов, значит, эти птицы и будут считаться самыми ловкими и выносливыми. Утки долго совещались, и р-решили пр-р-ринять вызов с одним условием. Выбр-р-рать в судьи самую обр-р-разованную и самую неподкупную птицу, это меня, – без ложной скромности сказала ворона. 
Вот они договор-р-рились встр-р-ретится на этом футбольном поле. Зло подшутив над этими заносчивыми чайками, заодно и меня сделали козлом отпущения. Сидят смир-р-рно и ждут окончания матча. Знают, что р-раньше моего свистка покинуть поле не имеют пр-р-р-рава, иначе зачту ничью. А кто из них на самом деле больше выигр-р-рывает?. Уточки спокойно себе плавают, наедая бока, пока позволяет погода, а эти дур-р-рочки молча стоят голодными уже как час. Ладно, пожалею их, пр-р-рокукар-р-рекую им, весело шутит ворона, и объявлю о победе  команды «Чайка».
Я поблагодарил ворону за интересный рассказ, а она в это время громко прокукарекала – «Кар-Р-р-Р-р-Р!!!»
Чайки оживились и весело поднялись в воздух за вожаком, а ворона не спеша полетела за ними в парк, неся в клюве протокол матча.
Весь этот мой разговор с вороной — сущая правда. И хорошие детишки это подтвердят, так как они тоже умеют разговаривать с птичками, особенно тогда, когда их подкармливают.

Александр Баскаков

Рядом с королем, рядом с плахой

Рядом с королем, рядом с плахой

Войско одного из королевств несло сокрушительные потери, оказавшись неожиданно в окружении. Предводитель войска Атанас принял решение вырваться из окружения и спасти уцелевших и бесстрашно рубил врага. Атанасцы почувствовав спасение, бились так яростно, что враг дрогнул и стал расступаться, в смятении подумав, что их заколдовали злые духи.  Пробившись, Атанасцы не бежали, а шли в боевом порядке, в любую минуту готовые построиться в каре и дать отпор. Поэтому предводитель неприятельского войска Лочан, побоялся преследовать отступающих.  Войско Атанаса, за несколько дней достигло города и вместе с новобранцами стали готовится к защите городской стены.
Король Вазилис собрал Высший королевский совет и решал два вопроса: как защитить город и кого поставить во главе войска, так как доверие Атанас потерял. Виновный в свое оправдание говорил:
– Я не раз говорил Вам и собранию, что нам нужен флот. Королевство незащищено с моря. Поэтому неожиданно оказался в ловушке. Но король и слушать его не хотел, ему нужно было накопить десять сундуков золота, чтобы выдать принцессу за соседа-принца, а не тратить деньги по пустякам. По поводу избрания начальника войска, мнение разделилось на три противоборствующие оппозиции. Одни предпочитали видеть в нем послушного начальника, другие смелого, третьи умного.  
Атанас почуствовал, что они никогда не договорятся, кто им действительно нужен и твердо произнес: – Достопочтимый король Вазилис, вы зря тратите драгоценное время. Завтра на рассвете неприятель будет у стен города. Дайте мне последнюю возможность и я докажу, что враг будет разбит. 
Король сказал: 
– Если ты в три дня не разобьешь неприятеля, я тебя казню, а командовать войском буду сам.
Атанас, поклоном головы, дал понять всем присутствующим в тронном зале, что он принял условие короля.
 Новобранцам Атанас приказал изматывать врага, подменяя друг друга в бою.
Карабкаясь на стены по лестницам, воины Лочана несли хоть и незначительные, но потери. А воины Атанаса действуя сообща, были словно заколдованны.
Через три дня Король призвал Атанаса к ответу:
– Помнишь, что ты нам в этом тронном зале обещал?
– Да мой Король, и я готов сдержать свое слово. Услышав такой надменный ответ, все переглянулись. «Нет бы, упал в ноги королю и просил помилования»,  – перешептывались кругом.
Вдруг король произнес, удивив всех своей неожиданной мягкотелостью: 
– Я еще даю тебе три дня. Это последний срок, который может спасти твою ничтожную душу.
Неприятель увеличивал день ото дня количество штурмовых лестниц, добиваясь превосходства атаки на стене, но дни шли, а войско его незаметно таяло.
Королю Вазилису подопечные доносили о неудачах Атанаса, что появилось много раненых и есть даже убитые. 
Король просто рвал на части свою густую бороду и клялся уже своей головой, что обезглавит клятвопреступника Атанаса, в который раз его обманувшего.
В один из дней, Атанас почувствовал, что его войско стало сильнее, и дал приказ, утром дать бой. Этого «безумного» нападения на превосходящие в силе войска, Лочан не ожидал и его воины бежали к кораблям. Впереди всех, на всякий случай, бежал предводитель войска. Через несколько дней корабли Лочана отплыли ни с чем. 
За то, что Атанас не разгромил неприятеля, его судили, но не строго. Только один пожилой советник не побоялся разъяснить королю, что в бой шли не обученные мальчишки, создавая лишь видимость численности. Поэтому королю пришлось смягчить суровое наказание, на более гуманное, – уволить Атанаса не рассчитавшись за службу. Выходя из дворца, с окна выпал карманный мешочек туго набитый золотыми монетами. Окно быстро закрылось и Атанас не разглядел, кто посочувствовал ему во дворце. 
«Эти деньги можно промотать, а можно с ними разбогатеть, если хорошенько подумать», – рассуждал Атанас.
…В один из дней королю доложили, что грабители проникли в хранилища и выкрали половину запаса золота.
Такого вероломства он не ожидал от людей, которые только что так героически защищали город.
Король был уверен, что скоро грабители в кабачках будут звенеть золотыми, а его тайные агенты их выловят.
–Я своими руками разорву главаря шайки разбойников на части, – отважно кричал дряхлеющий король своей королеве и единственной наследнице Дианте.
Принцессе не нравился заморский принц, как и его жадный папочка, который требовал приданое за нее 10 сундуков золотых монет. 
– Исчезло четыре сундука золота! Теперь, когда я накоплю обещанную сумму? Принцесса к тому времени, ой, ой, ой – состарится! – заливался частенько слезами Визалис.  А в это время, в одном из королевств строились военные корабли.
Как только десять кораблей было спущено на воду, они успешно дошли до бухты, где когда-то стояли корабли Лочана.
– Теперь мы защищены с моря, смело докладывал королю грабитель приданого.
Король топал ногами и кричал на нерасторопных охранников: 
– Повесить, повесить его немедленно! 
Стража схватила Атанаса. 
– Глупцы! Нужно повесить королевское  знамя на мой флагманский корабль, а его казним потом.
Не сделав, ни одного привала, через два дня – король, его семья и свита увидели чудо корабли. Вазилис стал заносчивее прежнего. Он объявил дочери, что теперь ее жених и одной золотой монетки не получит, так как теперь есть военный флот! 
По приезде во дворец король решил сдержать свое Королевское Слово и казнить грабителя.
Заточив Атанаса в темницу, король приказал казнить преступника опять же в злополучные три дня. Даже объявили день и час казни. Осталось придумать, как его казнить. Король сказал, что в соседней стране преступникам отрубают голову. Объявив вакансию на почетную должность королевского палача, никто не изъявил желания им стать. Король в ярости кричал на подчиненных:
– Не мне же брать топор в руки на старость лет и обагрять их кровью, – сотрясая руками, артистично кричал король. Кто-то из приближенных подсказал, что для этой цели нужно пригласить мясника. 
На эту должность согласился один из самых ловких мясников, умеющий рубить так мясо, что косточки все уходили покупателю. Как только на казнь привели осужденного и дали ему большой топор, он своим профессиональным глазом посмотрел на заточку и объявил: 
– Таким тупым топором мне придется рубить шею осужденному до вечера, а это будет стоить гораздо дороже.
Пришлось отменить казнь. Король потребовал заточить этот инструмент. 
Вечером  казначей доложил Визалису, что за заточку топора придется взять из казны десять золотых, так как кузнецу придется затачивать его несколько дней, потому что топор особой стали. Королю стало жалко озвученной суммы золотых, и он закричал: 
– Опять я не сдержал свое слово с этим ненавистным мне воином-грабителем. Возьмите веревку, как делают это в другой стране, и что бы он через три, слышите, три дня висел на виселице.
Когда казначей доложил о расходах на сооружение виселицы и цены за плетение необычной веревки, в сумме двадцати пяти золотых, король тут же отменил свое решение и стал советываться, как казнить Атанаса, не истратив денег. Один из придворных предложил, что нужно его утопить в реке. На что король ответил: 
– Я сам в детстве тонул. Это очень ужасно!!! Увы, это зрелище по состоянию здоровья я просто не перенесу. 
Шли дни, а решение так и не было найдено.  Один из мудрейших предложил королю перевалить эту непосильную для всех задачу, на самого преступника. Пусть сам решит, как ему не потратив королевских денег, красиво и мило быть казненным на городской площади. 
– И если он не выполнит этот приказ в три дни, – король задумался… А что сказать дальше? И повторил уже ранее сказанное, – клянусь своей седой бородой, разорву своими руками его на части.
Пришла в темницу охрана, и очень любезно объяснила приговоренному, пожелание Его королевского высочества Визалиса. 
Атанис пообещал в три дня придумать себе зрелищную казнь. А за это король должен отнестись к нему по-человечески и решить, в какое время суток, казнь будет более гуманной?
Не решив эту задачу в три дня со своими мудрейшими подданными, король стал советоваться со своею королевой и принцессой. Кроль говорил, что в развитых странах дают человеку выспаться перед сложным днем, и с утречка…
Королева стала утверждать, что казнить голодного человека, это преступление. Король согласился с мнением супруги и машинально сказал, значит днем после обеда. Тут вмешалась принцесса Дианта: 
– Когда все кругом благоухает, и Бог щедро раздает свои богатства всем, никто не вправе отнимать жизнь у другого человека.
– Значит, остается одно. Поступить, как ночным грабителям, – чуть слышно, дрожащим голосом произнес король.  
Ворочаясь в постели, король долго отгадывал, какую казнь выберет себе его бывший отважный воин? 
На следующий день перед закатом солнца, люди всего города в праздных нарядах собирались на обширную площадь. Они хотели в последний раз показать Атанасу, что благодаря его мечу и отваге теперь они все счастливые, и пусть он их счастье и прекрасное настроение заберет с собой в царство Аида. Когда объявили, что преступник обещал, покончить с этой жизнью самостоятельно, король встал с трона и благословил на этот отважный поступок Атанаса. 
Атанас попросил снять с него наручники и подошел к принцессе. Посмотрев ей в глаза полные слез, произнес: 
– Мой король, я готов расстаться со своей жизнью свободной и стать защитником вашей дочери и всего королевства на суше и воде. 
Народ весело смотрел, как Атанас на руках нес свою принцессу во дворец, а за ними поспешали король с королевой и их придворные. Застолье во дворце длилось всю ночь, а праздник в городе продолжался ровно три дня. Так как король пообещал народу вынести свое решение на венчание дочери и Атаниса в течение трех дней. Если Визалис передумает, то неудачника ждет уж точно плаха. Король сдержал все-таки свое слово. Ровно через три дня объявили о венчании Дианты и Атанаса. 

Александр Баскаков

Трехлетняя война соседей с петухом

Петух

ПетухВ одном из курортных городов все соседи переругались из-за какого-то неугомонного петуха.  А точнее из-за упрямой хозяйки, которой дело не было до соседского бизнеса.

Особенно остро эти баталии возникали, когда приезжали отдыхающие покупаться на море. В это время все как по команде выколачивали матрасы и спешно стирали постельное белье, а так же выносили мусор из своих «хором». Вскоре маленькие городские дворики превращались в пристанище не требовательных людей к своему временному жилищу.

Кому-то, бывало, не нравился такой бедлам, где сидят за столом во дворе и до утра разговаривают ни о чем, мешая остальным спать в постройках, напоминающих сараи. Особенно раздражает этот ночной разгул людей, живущих привилегированно, то есть  в лепных пристройках, где цена в них за койко-место стоит значительно дороже, чем в доме, так как в ней можно настежь открыть окна и двери, спасаясь от духоты. Поэтому капризные люди, как правило, покидали такие шумные дворы. Но соседи, почему-то слышали только петуха и поддакивали Максиму Петровичу, что соседского петуха нужно изничтожить. 

Максим Петрович, ранее трудился на заводе, но предприятие не выдержало его постоянных претензий к качеству инструмента, который постоянно ломался и почему-то только у него.

Поэтому бывший заводчанин теперь все дни проводил с удочкой, кроме выходных, которые ему устраивал Нептун, устраивая шторм, чтобы рыбак, хоть на денек отдохнул от Черного моря и солнца.

Одну рыбу есть не будешь. Нужны деньги. Максим Петрович с женою деньги считали вперед от сдачи коек. Но петух бесцеремонно вмешивался в их прибыль. Поэтому сосед трудолюбиво строчил письма в ЖЭК и требовал навести порядок.

Марфа Егоровна, жалела своего красивого петуха. Ее постоянные курортники приезжая с детьми, очень любили этого не задиристого петуха, который важно ходил и следил за курицами, чтобы они не дрались за еду. Сам же не подходил к корму, пока не наедятся куры. Поэтому покормить его чем-то вкусным, ребятам не удавалось, все съедали прожорливые, расторопные куры.

Накупавшись в море,  утром дети спали очень крепко, а родителям нравился ранний подъем, и шли искупаться до наступления жары. Поэтому в этом дворе все было расписано по Петушиному режиму.

Стоило ему разок другой прокукарекать, как хозяйка выходила во двор, и, взяв в руки веник, грозила ему:

– Видишь, я встала, больше не кричи, надоело оправдываться в ЖЭКе за твое поведение.

Увидев веник, Петя уходил в курятник, зная, что такое веник в руках хозяйки! Однажды сидя на заборе, он заметил, что ночью пробрался в сад мальчишка и стал, есть абрикосы. Петя понимал, что малышу хочется вдоволь насладиться спелыми плодами, которых он никогда таких не ел. Но как только пацан стал набирать их в корзину, Петя-петушок спрыгнул наголову, поцарапав ему лоб. Воришка не растерялся, мигом скинув петуха на землю. Петушок ловко прыгнул на корзинку, маша крыльями, стал устрашающе трубить своим луженым горлом. Парнишка понял, что с петухом ему не справиться, быстро направился к оторванной доске забора. Как только он пролез в щель, хозяйка  огрела его веником по спине. Парнишка умчался домой.

Поэтому Петух знал, что такое веник. Он так же знал, что его заступница, очень добрая хозяйка. Утром она набрала целую корзинку самых спелых абрикосов и снесла родителям ночного разбойника. Ни слова не сказав, почему она это сделала.

А так как, кое-кто  у нее покупал домашние яички, то мнение соседей разделилось в отношении ликвидации петуха.

Максим Петрович решил стоять на букве закона. Ведь шум не должен превышать 55 децибел. Он оплатил вызов специалиста по замеру шума и ушел ловить рыбу. Через неделю пришел ответ, где указывалось, что во время замеров, шума не обнаружено. Указанный заявителем объект измерения вел себя прилично, не издав ни единого звука, чистя перышки в песке.

Максим Петрович, понял свой промах, что не указал время замера. Тогда он решил действовать, как раньше на заводе. Директору лаборатории он грозно сказал:

– Только дураку не понятно, что петухи орут спозаранку. Директор спокойно сказал: – Хотите избавиться от петуха, который кричит на улице тише вас. А вы кричите в учреждении, как показывает установленный здесь прибор выше двухсот пятидесяти децибел. Запомните, бычиный разговор человека составляет 45 – 50 децибел, а в моем кабинете никто не имеет права разговаривать на повышенных нотах. Как только подчиненный превысил допустимую норму в децибелах, стрелка показывает ему на дверь. А у вас стрелка так зашкалила, что показала на окно. Я вас прошу не выпрыгивать с четвертого этажа, а выйти в дверь.

– Максим Петрович, снизил тон и вежливо попросил: – При скольких децибелах вы разговариваете на планерках?

Директор сказал: – Ко мне это не относится, а только к подчиненным. Поэтому, как только стрелка шелохнется, она сразу, этак вежливо, показывает на дверь. Поэтому здесь даже стульями не скрипят, хотя они и старые.

Максим Петрович хотел воспользоваться словоохотливостью директора и спросил:

– Пришлите, пожалуйста, специалиста в курятник раньше, чем закукурекует петух.

Стрелка прибора уперлась в ограничитель, когда директор высказал ему свое негодование. Максим Петрович перепрыгивая через ступеньки, не помня себя, оказался за проходной. Отдышавшись, он вспомнил свой завод впервые по-доброму.

Правды Максим Петрович решил добиться в милиции. Придя на прием к своему участковому, он выложил целую пачку заявлений соседей, с требованием уничтожить петуха.  Инспектор бегло пролистал неопрятные бумажки и сказал заговорщику:

– У меня нет полномочий, арестовать певчих птиц.

– Народ, который вы обязаны защищать, просит оградить его от отвратительной птицы.

– Поверьте, мы защищаем народ, когда кто-то шумно ведет себя, если лишнего выпил. Но петух как мы знаем, пьет только чистую воду, так за что его забирать?

– Товарищ старший лейтенант, многие отдыхающие у нас тоже недовольны петухом и вынуждены покидать нас.

– Оказывается, все хозяева этих писем сдают в наймы жилье, и вы в том числе, никого не регистрируя?

Возвращаясь из милиции, у заявителя тряслись поджилки. Вдруг милиционер пришлет проверки?

С милицией все обошлось. Максим Петрович достав по знакомству санитарные справочники содержания домашний птицы, всем соседям помог правильно обосновать свои заявления согласно толковых норм. Собранные бумаги заявителей, чуть ли не превышали вес петуха. Петух и ведать не ведал, что он живет не по санитарным нормам согласно многих разделов, пунктов и подпунктов.

Поэтому эти все доказательства граждан были приняты по отдельности и зарегистрированы. Пока это все изучалось, петух спокойно гулял во дворе. Со следующего дачного сезона начались неприятности у Марфы Егоровны. Она принесла в СЭС объяснение, что куриный помет используется как удобрение.

Главный врач, решил покончить с этими жалобами, и предложил пойти на мировую.

– Я закрываю это дело, о незаконном содержании птицы в городе, но я побаиваюсь, как бы ваш неугомонный сосед не написал на нас кляузу выше. Поэтому вам лучше расстаться с петушком. Зато будут целы курочки.

Марфа Егоровна пришла домой расстроенная и первым делом сварила гречневой каши, она знала, что петух от нее без ума. Потом она сходила в курятник, взяла петуха и принесла себе в комнату и в плошку положила кашу. В свою чашку налила чистой водички и поставила рядом с гречкой. Петух был вне себя от такого приема хозяйкой. А Марфа Егоровна в это время заливалась слезами.

 – Ты на меня не обращай внимания, кушай Петенька, это последнее, что я могу для тебя сделать, – причитала хозяйка.

Марфа Егоровна принесла в мешке петуха Максиму Петровичу, и грубо сказала.

– Сосед, ты своего добился! Руби его сам, если рука не дрогнет. И ешьте его тоже сами, – и, хлопнув калиткой, ушла к себе.

Максим Петрович достав петуха, прикинул его вес, и подсчитал, сколько на рынке он стоил бы, и сколько денег он заплатил в кассу за замер шума. Оказалось, что доход ниже затрат. Этот отрицательный результат так его озлобил, что рубанув по петуху, расколол окровавленный комель.

– Ну что расквитались. Я всегда остаюсь победителем,–  сказал палач не то голове, лежащей на земле, не то туловищу.

Хозяйка, ее все соседи звали Никитичной, приготовила мужу суп из петушиных потрошков, а на второе нажарила мяса.

– Муженек, к нам едет отдохнуть на все лето невестка с нашим внучком.

– Никитична, будем ютиться в одной комнате, иначе мы не дополучим денег с жильцов, предоставив им отдельную комнату.

– Невестке Люсе не понравился такой прием, где больному ребенку тесно и грязно. Она объяснила, что Вовочке нужны натуральные продукты. Врачи рекомендовали ему съедать по одному домашнему яичку, как говорится прямо из-под курочки, сваренному всмятку. А так же свежие фрукты.

Вдруг Никитична, всполошилась:

– Зря ты муженек сорился с петухом. Теперь придется идти к соседке на поклон и просить все домашнее.

– За деньги она все продаст, даже душу, – уверил ее муж.

Разговор у женщин шел долгий. Марфа Петровна сочувствуя их внуку, объясняла Никитичне, что куры у нее, как сдурели. Дерутся из-за корма, валяют его по земле, оставаясь голодными. Раньше при петухе крошки не пропадало, и пока он всех не накормит, сам не ел. Вот и яйца были. А за фруктами пусть невестка твоя приходит и выбирает самое лучшее. Вскоре Люся узнала от соседей о противостоянии ее свёкра с соседским петухом.

За обедом невестка твердым голосом сказала:

– Я тут узнала, что вы устроили бой курочкам-пеструшкам. А я бешеные деньги на лекарства трачу для вашего внука. Получается теперь простого яйца купить не у кого?  Где хотите, а чтобы завтра с утра петух на соседской крыше всем протрубил подъем и тебе рыболову.

Вдруг Максим Петрович весь съежился, челюсть повисла, не зная, что и сказать. Но понял, что его прежние уловки припудривать всем мозги, теперь не пройдут. Он вышел во двор и завел свой старенький мотоцикл. Исколесив весь район он нашел молодого, красивого, горластого петуха. Максим Петрович прикинул, что его просто обобрали до нитки, что пришлось заплатить за петуха втридорого, по сравнению с бройлерным, замороженным.

Закончилось лето. Приехав, домой, Люся повела ребенка к врачу. Педиатр осмотрела Володю и сказала, что куриные яички очень поспособствовали выздоровлению ребенка.

 Александр Баскаков

Кибернетик рассчитал всё точно

Кибернетик рассчитал всё точно

Кибернетик рассчитал всё точно, сказкаМедицинская сестра небольшой поселковой поликлиники жила в однокомнатной квартирке с дочерью Ларой. Так сложилась жизнь у симпатичной  милой женщины, что как только на свет появился ребенок, муж решил их оставить и помчался на север зарабатывать деньги. Он объяснял, что втроем они не смогут прожить на его зарплату инженера и уехал на Север зарабатывать деньги. Вначале высылал им деньги, а потом так полюбил тот край, что решил остаться там навсегда. Молодая мама, не стала убиваться, что осталась одна, без опоры на сильную половину семьи. Маргариточка Павловна, как ее называли больные, даже была счастлива, что только она получает удовольствие от общения со своим изумительным ребенком, и Ларочка любит только ее.

Поэтому молодая мама воспитывала дочь по своим правилам и понятиям. Но, прежде всего она прививала в ней послушание и уважение к старшим. Когда Ларочка пошла в школу, то перед каждым проходящим учителем, она опускала глазки и чуть заметно кланялась. И очень боялась расстроить преподавателя, если плохо подготовит домашние задание.

В частном доме поселка была семья, которая не хотела жить на жалование примерно такой же, как и у медицинской сестры в 72 рубля, даже если живешь один. А если на руках еще и ребенок? Поэтому эта семья, имея приусадебную территорию, возделывала землю и имела живность. Мальчику Исмаилу, знаком с рождения протяжный коровий призыв, что она проголодалась. А если ненавистный ему петух прокукарекал, значит, пора просыпаться. Этой горластой  птицей полдеревни недовольно, а тем людям, кому нужно спозаранку на работу, уже будильники стали не приобретать и не ремонтировали. (В эти годы выпускали замечательные будильники, их легко ремонтировал каждый школьник, а в мастерской брали за ремонт половину стоимости будильника, который ходил еще два месяца до следующего ремонта, тем самым выполняя план часовым мастерским). Перламутровый пернатый Петька все равно не даст больше спать, пока пацан не оденется и не покормит кур. Поэтому Петя-Петушок, тоже участвовал в воспитании Исмаила. Лишь Текс относился с пониманием к другу, и терпеливо ждал, пока молодой хозяин не накормит животных, и не тявкал попусту, прося еду в первую очередь. Но как только запахнет его вкусной едой, с куриными косточками, Текс кружил вокруг юного хозяина, пока еда не попадала в его миску.

Если оставалось время, ученик, заглядывал в учебники и наспех прочитывал тот материал, по которому его уже точно может спросить учитель. После школы помогая маме на огороде, он трудился до вечера. Вечером его никто не беспокоил и не контролировал, чем он занимается. Поэтому он читал книги по истории, и очень интересовался жизнью и деятельностью великих философов и историков разных стран.

Отец Исмаила подолгу ремонтировал, старую технику в совхозе, где порой приходилось даже вытачивать гайки и болты, сорванные из-за перегрузок техники. Ашот понимал, что техника хоть и старая, а урожай на полях должен быть выращен. Его жена работала бригадиром от зари до зари. Родители Ашота, отдавшие этим полям всю жизнь получали пенсию, чуть больше, чем требовалось на лекарства.

Лара училась в одном классе с Исмаилом и была не равнодушна к этому симпатичному мальчугану. «Хорошо, что он приходит не расчесанный, и с помятым воротничком. Меньше будет претенденток» – считала отличница. Но ее опасения были напрасны, так как Измаил, не обращал внимания ни на одну девушку вообще. Его героини сердца были Клеопатра, Жанна Д арк. И восхищался великими мыслителями и полководцами Ганнибалом, Александром Македонским, Суворовым. И спорить было с ним сложно, так как он апеллировал многими данными. Директор школы, вручая ему аттестат, много и долго говорил о его блестящем будущем, в котором Исмаил непременно найдет себя. Все учителя понимали, что шеф поет сладкие песни, а сам так же рад, как и они, что десятиклассник покидает это заведение.

Ларочка не дотянула до отличницы, на один бал по проклятой истории, и получила серебряную медаль. Поэтому у нее текли слезки, когда директор пожал ей машинально, как и всем остальным руку. Поэтому она захотела доказать своей «историчке», что она непременно поступит на исторический факультет и станет профессором.

Измаил понимал, что, зная историю, он будет владеть миром, ибо все поступки правителей и жизнь простого народа повторяются. Зная ошибки великих, не допустишь их сам и легко можно достичь высот.

Поэтому они поступили на один и тот же факультет, не договариваясь об этом.

Усердно копаясь в библиотеках в исторической пыли, студент четвертого курса попал под подозрение, как неблагонадежного гражданина. Так как начальник первого отдела  почувствовал своим бывалым армейским сердцем, что между Исмаилом и Ларой есть какая-то связь, он так же смело, как и в боях за родину, перекрыл пятеркам путь в зачетку студентки. А вскоре, он написал в своем донесении, что появился на горизонте новый Солженицын.

Профессор кафедры намекнул Исмаилу, что ему нужно бежать немедленно.

Исмаил, все понял, но как он оставит ту девушку, которая его так преданно любит? Но как он, мусульманин, сможет сделать предложение русской девушке? Времени на раздумье не было. Он купил букет цветов, отпарил костюм, рубашку и набросил галстук. В таком не совсем опрятном наряде пошел к Лариной маме, пока дочь была на лекции.

Маргарита Павловна, знала об отношении ее дочери к Исмаилу, но была против ее выбора, ведь столько кругом русских парней.

Маргарита Павловна быстренько накрыла стол, и, достав бутылочку вина из холодильника, вдруг растерянно произнесла:

– Какая я несообразительная, ведь вам даже по-русски нельзя выпить за знакомство. И веры у вас разные.

Исмаил, тактично откланялся, сославшись, что очень торопится. Он понимал, что все равно последнее слово за Ларисой. Осталось самое легкое поставить в известность своих родных.

После того как он услышал, взрыв негодования со стороны своих, что русская никогда не поймет их священных книг, и будет чуждаться великих их праздников. Появятся дети, какую веру они тогда примут? Исмаил понял, что ему самое время бежать за границу.

После института, Лара спросила маму:

– У тебя появился поклонник? Поздравляю.

– Нет, доченька, этот роскошный букет тебе подарил однокурсник. Потом мать рассказала все свои впечатления о приятном молодом человеке, как и свою точку зрения на его предложение жениться.

На этих словах, оборвалась связь между матерью и дочерью, которая длилась все эти годы, которую безупречно сумела создать мать…

Закончив четвертый курс, Лариса отчислилась из института, и уехала в след за любимым.

Через год у них родился ребенок, и молодая семья попала в страшную капиталистическую систему, где за учебу, как и за все нужно платить деньги, причем не маленькие. А то, что родился ребенок, кого это волнует? Правда и там есть порядочные люди, и к счастью по соседству.

Кибернетик, автор сотен научных трудов, оказался со своими гипотезами инакомыслящим, и ему пришлось покинуть Родину. Семен Иосифович в чуждой его сердцу Америке, прилично стал зарабатывать. Подружившись с инакомыслящими как и он, старик с большим удовольствием ходил в свободное время в магазин с Левой, и мальчику покупал сладости. Семен Иосифович мог ходить в синагогу. Родители не возражали, когда старик брал с собой Леву на праздничные мероприятия для детей, но когда Лева стал изучать тору, и говорить на иврите, родители не на шутку задумались.

– Если мы приедем на родину, кто нас примет из родителей? – спросила мужа жена.

– К моим мусульманам точно ехать нельзя. Сказал твердо Исмаил.

– Моя мама я думаю примет внука, но я не хочу с нею видиться.

На этом разговор был закончен, но их обоих тянуло на далекую, но горячее любимую родину. Лишь молодому американцу, нравилось все, особенно гордился своим дедушкой. В синагоге Семену Иосифовичу в заслугу вменяли хорошее воспитание и обучение приемного внука. И дедушка гордился этим. Но, как только почувствовал, по каким-то своим астрологическим подсчетам, что его в свой ряд великих людей приглашают в космос, он все свое состояние завещал своему любимцу Леве. К счастью началась перестройка, и скромные преподаватели школы, уехали на родину.

Лева твердо сказал в самолете, что он поедет к папиным родителям, потому, что он ни разу не видел задиристых петухов. Не ел яиц прямо из-под курочки, и не пил парного молока. Эти перемороженные и пакетированные продукты ему до смерти надоели.

Внук и правнук, как настоящий американец, сначала решил увидеть то, что его интересует в первую очередь, то есть животных. При виде такого чуда, которые к нему так ласково отнеслись, он не выходил из загонов чуть ли не до вечера. За столом Леву представили всем. Он не смущался перед дедушкой и бабушкой, и прадедушкой и прабабушкой. По-деловому стал расспрашивать, сколько каждый из животных съедает корма, вычисляя в долларах рентабельность хозяйства. После вкусной еды, он сказал, что этих милых животных теперь кормить будет сам, ведь он большой и сильный. Увидев на полке Коран, сказал:

– Первым делом на каникулах я прочитаю эту интересную книгу. От счастья все за столом улыбнулись. Грустно за столом было только Ларисе, и развеселить ее никому не удавалось. Исмаил понимал причину переживания супруги, и весело объявил, что завтра пригласят за праздничный стол еще одну бабушку Левы. Лариса от счастья подбежала к сыну и обняла его. Лева рассматривая книгу, не слышал, о чем говорят, и спросил маму:

Ты мне поможешь разобраться в этой книге, как делал это мой дедушка. Получив положительный ответ, он обнял маму.

На следующий день, когда все родные Левы сидели за праздничным столом, он воспитывал во дворе собаку на более знакомом его языке. Пес его не слушался, а когда муштра ему надоела, он злобно вцепился ему в брючину. Вырвавшись из крепких зубов, он пошел в дом и заявил, что пса нужно прогнать, так как он не дрессирован, и не слушается хозяев.

Дедушка Ашот взял на кухне мясную кость, и пошел с внуком на двор. Лева, держи косточку, и теперь на русском языке давай команды и Джульбарс сразу поймет, что и ты теперь в доме хозяин.

Вечером Лева рассказывал о своих первых впечатлениях, сравнивая город с этим раздольем.

– Теперь я понимаю, что даже здесь бездомные собаки, умнее собак, прогуливаемых на поводках Америки. А на корове кататься совсем не страшно, потому что очень крепко можно держаться за рога. Очень скоро в этой же школе, учителя всем в пример ставили Леву, как прилежного к занятиям мальчика, и притом уже чистосердечно признавали, что и его мама была настоящей отличницей. Когда Лева поступил в технический университет им. Баумана и стал получать повышенную стипендию — сорок рублей, вместо обычной — восемнадцать, он решил в благодарность своей школе, за знания, перечислить все деньги дедушки, завещанные ему, на приобретение нового современного оборудования и приборов. Поэтому вскоре школу назвали в честь великого ученого-кибернетика.  

Александр Баскаков

Кукольное королевство

  Кукольное королевство

Кукольное королевствоВ Гатчинском историческом музее открылась выставка «Кукольное королевство». Группа старшеклассников, посмотрев с восторгом картины художников в соседнем малом зале, посетить «королевство» в большом просторном зале не выразило желания. Самый крупный медведь из всех экспонатов детских старинных игрушек вдруг по-стариковски заворчал:
– Сижу я здесь в углу на рояле, а на меня никто не смотрит.
– Зато тебе удобно, а нас подвесила на ниточки Вера Сергеевна, хоть аккуратно, но не подумала, что нам больно подмышками, – заголосили несколько девочек-куколок, висящих вдоль стен.
– Не ж-а-алуйтесь, – недовольно ответил медведь. – Зато вас все хорошо видят.
– Видят-то, видят, а никто не восторгается нами, – жалобным голоском сказала одна из них.
Прозвучавшее обобщение не понравилось одной из подружек.
– Это на тебя, Меланья, не глядят, потому что ты какая-то древняя, как и твое имя. Теперь коса не в моде, да и платье старомодное, яркое да еще в крупную клетку.
С таким суждением не согласилась девушка, и громко, чтоб слышали все, произнесла:Кукольное королевство
– Имя у меня старорусское, а деньги на дурацкие прически не собираюсь попусту тратить. А что касается платья? Если бы оно было не привлекательным, то наверно бы вчера бабушка с внуком так долго меня не  рассматривали.
– Меланья, ты, наверно, не расслышала, о чем они говорили? Я же видела и все слышала. Так вот всем оглашу их разговор: «Максимука, это точь-в-точь моя кукла, ей уже семьдесят лет». Внук ее спросил: «А почему тебе родители красивую куклу не купили?»
Висящая возле другой стены Ника решила их примерить.
– Мы все здесь отстали от моды. Разве мы кому из детей понравимся? Теперь нужны игрушки, чтобы они заменяли родителей, развлекая детей.
Тут решила свое мнение высказать самая молодая, и образованная девушка – Полина (ее в свое время сажали за стол рядом с ребенком и учили обоих читать по слогам):
– Теперь продают китайские игрушки, и эти «пустышки» бормочут одно и то же. А с нами, куклами всегда дети разговаривали, и было о чем поговорить – о нарядах, о прическе, и мы даже могли пожалеть ребенка. Помню, поругают родители девочку за то, что она плохо запоминала буквы, и приводят меня в пример, что я с лету все улавливаю, а я потом обниму ее и плачем вместе.
 Напротив сидящие на витрине два морячка – друзья не разлей вода, уже давно влюблены в изумительную Полину. Но никто из них не хотел обидеть друга, поэтому и не решались просить ее руки. Морячки терпеливо ждали, когда красавица сама сделает свой выбор. Они даже думали одинаково и одновременно произнесли:
– Полинушка, ты у нас самая умная в королевстве, и правильно заметила, что ваши женские наряды и наши полосатые тельняшки пожилым людям нравятся.
Кукольное королевствоКрасотка улыбнулась им. Она была слегка легкомысленной, поэтому все время меняла свое решение, кто из двух ей симпатичнее. А всего и было различие, что у одного на голове бескозырка, у другого – морской берет с блестящей кокардой.
Этот пустой разговор не понравился даме стоявшей на полу с девочкой и малолетним ребенком в коляске. Она и ее дети были в старомодной, но теплой, добротной и сшитой лучшими портными из дорогой ткани одежде. Неонила Гориславовна одна из самых состоятельных женщин, и не только королевства!
– Пора намекнуть кое-кому из придворных, что никто не имеет права меня с детьми держать взаперти.
– Неонила Гориславовна, а чем мы хуже вас? – раздались голоса со всех сторон.
–  Поясняю, во-первых: я мать двоих детей, а во-вторых: я – «смолянка» и привилегированного сословия. Я даже сидела вместе за партой в Смольном институте с будущей поэтессой Ниной Хабиас, одной из первых футуристок. Поэтому в Институте благородных девиц научилась не только писать и читать не по слогам, как кое-кто здесь хвастается, но и благопристойности, учтивости, кротости, благоразумия и справедливости. Притом, обладать не притворной веселостью и отсутствием лишней важности в обращении. А что сейчас творится! Приносят сюда разные газеты.  Вечерами их прочитываю, и что же? Один из корреспондентов возмущает меня, тем, что пишет все подряд и обо всем. Но когда он сочиняет о наших сказочных героях – это просто ужасно. На него в суд подать нужно за обман! Ведь его герои: – петухи, кошки, собаки, оказывается, очень мирно ладят с волками и медведями. Где это видано!
Эти слова не понравились зайцу и медведям на лыжах в спортивной форме. Заяц заявил:
– Вы видите, что я стою рядом со своими друзьями медведями! А значит, сказочник пишет правду о нас.
Мишка, стоящий рядом с зайчонком, немного подумав, произнес: “Хоть я и не умею читать, но, доверяя высокому уму благородной дамы, без сомнения уверен, что его сказки плохие. Но вы, осмелюсь сказать, Неонила Гориславовна, не правы в том, что не только вам и вашим детям нужны прогулки, но и все мы нуждаемся в выходном дне. Мы спортсмены давно мечтаем покататься на лыжах”.
Полина ласково сказала лыжникам:
– Сейчас то время года, когда дети купаются.  Несколько месяцев подождите, и выпадет снег. Вам же, уважаемая дама в демисезонном пальто, в тридцатиградусную жару одежда будет не по сезону.
– Я немедленно потребую у Перепечиных мне и моим детям сшить летние одежды. Я не понимала, почему мой Фредж очень беспокойно ведет себя в коляске?  Значит, он перегрелся. И Танечке что-то не по себе.
– Почему вы своих детей так назвали? – Поинтересовался цирковой артист.
– Танечка у меня москвичка, а Фредж – немец, и они все в меня, очень красивые, не говоря уж о прекрасном их воспитании. Разве здесь кто слышал, что они капризничают и не слушаются маму?
– И мы красивые, – обиженно заголосили девушки – ленинградки.
Молодой мишка, который был доволен всем, так как он очень любил раскачиваться на своей качалке, озадачил всех:
– А как мы от сюда выберемся, ведь вечером нас закрывают на ключ? После этих слов все погрузились в раздумье. К счастью, октябренок  Вася, одетый в красногвардейскую форму, объявил, что его конь способен запрыгнуть на стол директора музея, и он достанет из стола запасной ключ от входной двери.
Все как по команде закричали: “Ура, ура, ура…”
Эти возгласы услышала проходящая девушка – редактор музея Дарья. К счастью кукол, они расслышали ее шаги и моментально замолчали. Дарья зашла в зал и, не заметив ничего подозрительного, сказала: “Жалко, что много работы, а так бы поиграла в куколки”. И она ушла в  расстроенном настроении.
– Если мы так испугались такую милую девушку, то, что с нами будет, когда на улице встретятся не воспитанные люди? – Строго спросил у всех страж дворцового порядка, разодетый в бархатный костюм, расшитый золотом.Кукольное королевство
– Мы пойдем отсюда ночью, и нас никто на улицах не увидит, – смело сказал мальчик-пионер, отдающий салют.
Но девушки, висящие на веревочках, тут же возразили глупому мальчишке:
– Тебе у памятника вождю революции хочется постоять, а нам нужно женихов найти, да и платьями своими пощеголять. Ведь наряды у нас особые, национальные. Поэтому ночная прогулка нас не устраивает.
Певец поддержал мнение девчат и произнес:
– Днем я могу деньжонок заработать. Буду на Соборной улице петь под балалайку свои новые частушки.
– А я буду плясать «Маринера-Нортенья», этот древний Южно-Американский танец, дошедший до наших дней.
Страж порядка не унимался:
– Сначала полиция сочтет тебя за гастарбайтера, а, приглядевшись повнимательней к твоей черной коже, примут тебя за американского шпиона, и не ошибутся. Ты половину слов говоришь по-английски. Поверь, здесь лучше, чем в тюрьме.
–  Нам, артистам цирка нужно постоянно выступать на сцене, иначе мы разучимся представлять свои номера. Мы готовы бесплатно устраивать представления, – сказали циркачи, стоящие на квадратной витрине.
Мнение цирковых артистов поддержали двое турецких мужчин. Когда они говорили, обнажая свои роскошные зубы, все обитатели королевства испытывали чувство страха.
– Все приходят сюда потные, от жары. Самое бы время нам торговать на Соборной улице газировкой.
Страж порядка сказал:
– В нашем королевстве демократия, а стоит продать обычную воду там, на Соборной, как документов для этого собрать нужно ворох и платить придется налоги.
Услышав это, турецкие мужчины в ярости стали трепать свои густые полукруглые черные бороды, и, Кукольное королевствовозмущаясь, говорить на своем языке, что пора им возвращаться на родину.
Девушки в нарядных национальных платьях возразили туркам.
– Вы очень не опрятные, и воду у вас покупать никто бы не стал. А ваши улыбки можно понять по-разному, то ли вы искренне рады напоить жаждущего, то ли вы счастливы тем, что, одурачив, напоили его обычной водой из-под крана.
– Девчата, приезжайте к нам в Турцию, тогда поймете, что даже из воздуха можно делать деньги. У нас чудесный край и чистый воздух, поэтому все едут к нам отдыхать.
– Мы не хотим ехать ни к вам, ни к себе на родину, нам и здесь хорошо. Но очень бы хотелось устроить в этом славном городе гуляния всех национальностей, проживающих в Приневском крае. Плясать и петь песни прошлого времени в национальных костюмах. Угощать блюдами, рецепты которых сохранились из далекого прошлого.
Эти разговоры и пререкания продолжались довольно долго. Как только ключ от входной двери их всех затворил, октябренок Вася помчался стремглав на коне в кабинет директора музея и достал заветный ключик. На обратном пути, он размахивал на скаку ключом, как будто победоносной саблей. Вначале все оживились, и зааплодировали отважному Васе, но многие стали сомневаться, что их затея может оказаться пагубной. Совсем недавно в зал пришли бабушки с внучатами, и дети устроили истерику, требуя купить ту или иную игрушку. Хорошо, что за всех заступился страж королевства вместе с работником по сохранности музея Владимиром Михайловичем. А кто их на улице защитит, от таких невоспитанных детей?
Вася не обращая внимания на отдельные мнения, высоко прыгнул на коне вдоль двери, и ловко ключом открыл замок. Он победоносно закричал:
– Затвор открыт! Да здравствует социалистическая революция. Да здравствует равенство между людьми! Да здравствует свобода!!! Первыми выбежать приготовились турки, за ними поторапливалась с детьми дама, затем артисты, и все забыли в суматохе про висячих девушек, которым было не слезть с веревочек без лестницы. Крепкие турки налегли на тяжелую стальную дверь, и, распахнув ее, тут же от страха обмерли, открыв свои рты. Белые крепкие зубы в этот миг увидели охранники, организации «Молния», которые примчались по тревоге быстрее молнии. Один из них потянулся за пистолетом, остальные в страхе попятились назад в машину.
Турки моментально среагировали на опасность, и, взяв под руки даму и детей, быстро удалились в зал. Все остальные последовали за ними и заняли свои места.
Вооруженный до зубов охранник побоялся преследовать отважных мужчин крепкого телосложения с грозными черными бородами.
«Молния» замерла на пороге музея, дожидаясь директора музея.
– Какие трусливые охранники стали нынче. Я, не в пример им, очень отважно охраняю королевские покои, – громко, хвастливо произнес охранник дворца.
Вскоре везде загорелся свет, и директор музея Екатерина Алексеевна внимательно осмотрела все королевство. Выйдя в коридор, она сказала охранникам, что все экспонаты на месте, а дверь, очевидно, забыла закрыть ее подчиненная. Завтра она ей объявит выговор. Свет погас.
До утра королевство решало не простой вопрос, как им повиниться перед директором, и защитить не виновную девушку Дарью, которую они очень любят, так как она с ними частенько весело шутит..

Александр Баскаков, фото автора

Маленькая, но смелая белочка

 Маленькая, но смелая белочка

Маленькая, но смелая белочкаПрочитав историю связанную с жизнью Любушки, взрослые скажут, что все это вымысел автора, а дети, очевидно, пожалеют там волка, которому козел «пересчитал» все ребрышки. И все таки я хочу доказать взрослым, что порой и слабые существа могут постоять за себя, перед грозным неприятелем. Ведь неслучайно говорится: Козла бойся спереди, лошадь сзади, а дурака со всех сторон. Вот какой случай произошел в день города Петродворца в их прекрасном парке. 
На веточке дерева сидела  изумительная белочка, и поглядывала на прохожих, не угостят ли ее чем-нибудь вкусным?
Девочка заметила белочку и попросила родителей дать ей орех.Маленькая, но смелая белочка
Как ни пытался ребенок подозвать зверька, у него ничего не получилось. Родители посоветовали девочке положить орех на тропинку, и ушли. Белка ловко затащила орех на дерево, но разгрызть не смогла, и он упал прямо перед девушкой, идущей с молодым человеком. Девушка весело подняла орех и сказала:
– Это наверно, мне на счастье, смотри какой он красивый.
Белка, увидев это, спрыгнула на газон и сильно возмутилась. Все прохожие стали на нее глядеть и сочувствовать ей, но никто не заступился за маленькую белочку. Белка подбежала к вороне, что бы она слетала за стражем порядка. Но умная птица не хотела вступать в разборки с охраной парка. Ведь и она здесь на птичьих правах, и они могут спокойно ее турнуть из парка, так как она на фоне позолоченных скульптур, выглядит,  как бельмо на глазу.
Маленькая, но смелая белочкаИногда и безобидные люди, как только столкнутся с несправедливостью, то поднимут такой шум, и  начинают жаловаться во все инстанции, пока не добьются своего. 
Так и малышка-белка, не найдя поддержки, она решила постоять за правду сама. Белка бросилась бежать по тропинке, обгоняя идущих, и возмущенно кричать. Догнав обидчиков, в три прыжка достигла плеча рослого парня, и в ухо ему сказала:
– Пусть твоя девушка, вернет мне орех, иначе я с ней подерусь.Маленькая, но смелая белочка
Он взял у девушки орех, и, раскусив его, стал содержимое отдавать девушке. Белка наблюдала за происходящим, вцепившись в брючину парня. Как только долька ореха попала в лапки белки, она спрыгнула с парня и тут же на траве торопливо стала есть. 
Я думаю, что мои снимки, это лучшее доказательство, что все так и было в действительности.    

Александр Баскаков (фото автора)