Бездомные любимые зверята

Возвращаясь домой вечером после театра вечером, я услышал жалобный голос в одном из дворов:

– Мужчина дайте нам свой зонтик, мы промокли насквозь. Я обернулся и увидел нечто любопытное. На высоком корявом пне находилось с десяток зверей. Они облепили древесину так плотно, как будто они об неё грелись. Не зная кто из них меня спросил зонтик, ответил для всех: – Почему вы не спрячетесь в подъезде, там теплее и нет дождя?

Ослик находящийся выше всех, с опущенной головой вниз дрожащим голосом ответил:

– Я боюсь спрыгнуть с такой высоты. Сломаю ножки, кто меня будет лечить? Ведь теперь, как я понимаю, медицина платная, а полюсов нам не предусмотрено. Это считаю несправедливо, мы все силы свои отдали, воспитывая детей, не меньше чем нянечки в садиках, а в итоге….

И тут все зверята жалобно завыли.

Я постарался зонтик прикрепить между корешков так, чтобы все оказались под ним. Но самый сильный из них, отбросил зонт.

– Не делайте нам медвежью услугу. Кого вы слушаете? Это же осёл, причём самый упрямый из всех ослов. Посудите сами. Несколько раз нас хотели поджечь мальчишки, когда высыхал на солнце пень.

Чувствуя опасность, мы плакали так сильно, что слезы катились в три ручья и гасили газеты. Ведь газеты нужно читать, а не поджигать.

– Миша, я согласен, что их нужно читать.

– А для этого, нужно журналистам интересно писать, – вмешалась в разговор лисичка, – поэтому они и лежат стопками.

– Тогда разъясни лисонька, почему вы греетесь о дерево?

– Мы не греемся, а боимся свалиться на землю и измазаться. Миша правильно поступил, что вернул зонтик. Если мы без дождя высохнем, то нас сожгут озорники. А мы всё-таки надеемся, что кто- нибудь из детей нас пожалеет и заберет. А непослушный тигренок упал на землю, измазался, его дворник подобрала и бросила в контейнер для мусора. Поэтому и ведем себя смирно.

– Почему вы оказались все здесь?

– Мы все из одной квартиры, – жалобно произнес ослик. – Я хорошо помню тот злополучный день, когда меня бережно принесли на руках в дом и подарили меня на день рождения Петруше. Мне он сразу не понравился, так как в квартире везде были разбросаны мои сородичи – животные. Папаша сразу сказал сыну прокатиться на Осле. Всем было весело смотреть на ловкого наездника, а у меня всю ночь потом болела спина и уши.

– Тоже мне герой, скинул бы его на пол, – проворчал Миша.

– Михаил Потапыч, а что ж ты сам шалунишку не урезонил? – спросила Лисичка.

– Я применял воспитательные меры воздействия, вы же слышали, как я ему говорил: – Петрушенька, дружок, читай сказки, и ты полюбишь всех нас. А он на мне приёмы разучивал, наглядевшись фильмов, как нужно нападать. Поэтому теперь все косточки в опилки превратились.

Я не знал, как успокоить зверят, и пообещал написать об этом бесчеловечном поступке родителей в газете.

Дворника обязательно нужно лишить премии, завтра же напишу на ЖЭК жалобу.

– Осёл вслед мне прокричал, газетку принеси.

– Ни в коем случае! Дети её подожгут, пробасил Топтыгин.

Обезьянка звонким голоском закричала:

– Журналист, требуй от властей дом для нас построить до зимы, иначе мы все замёрзнем!

Утром, я никак не мог вспомнить, что я смотрел в театре. Даже полез в карман, отыскивать билет, чтобы убедиться, а был ли я вообще в театре? Название на билете прочитать не смог, напечатано не по-русски. Посмотрев на свои лакированные туфли, я понял, что точно был в театре и сидел с краю. Нынешние зрители стали очень некультурные. Выбегая из зала, наступали мне на ноги и даже не извинялись. И гардеробщица оказалась ничуть не лучше дворника, еще и нагрубила, сказав:

– Я из-за вас одного здесь сижу, все мои коллеги уже дома чай пьют. Пришлось мне извиняться. Но зато хорошо запомнил вчерашний разговор с осиротевшими зверьками. Я взял фотоаппарат для вещественного доказательства, в каком состоянии находятся наши собратья. Но никак не мог припомнить, каким кратчайшим путём я шел к дому. Стал спрашивать у пожилых людей, где находятся беспризорные куклы. Когда подходил к указанному дому, видел зверят, но не тех. Я решил сфотографировать этих беспризорных, которые грустно сидели на ветках, а кто и просто разлёгся на траве.

Я понял, что такое количество не могло быть в одной квартире. Я спросил, деликатно:

– Вышли подышать свежем воздухом?

Слон поднял хобот и грустно сказал.

– Я уже по колено провалился в землю, и нос течет. Здесь сыро и нет солнца. Выгнали из квартир, так хотя бы на солнышке нас разместили, с другой стороны дома.

– Вы такие красивые, умные, за что же вас невзлюбили дети? Лошадка топнула копытом, дав понять, что она требует ее выслушать. Слон замолчал.

– Я была в квартире крупнее таксы. Она вечно крутилась под ногами у хозяев, и они почему-то ругались на нас, что квартира маленькая, а мы шагу шагнуть не даем. Это не справедливо, потому что я всегда пряталась от их озорных мальчишек.

Тюлень, лежащий на траве, сказал:

Когда пришел счет за квартиру, хозяйка решила подсчитать, сколько я должен за проживание. Она взяла сантиметр и измерила меня вдоль и поперёк. Оказывается, что я не тюлень, а площадь 0,4 метра в квадрате. Поделив площадь квартиры на меня – 0,4, то она сосчитала сколько стоит моё проживание в …

Я прервал его:

– Разве можно так поступать с теми, кого сами привели в дом?

Я взял блокнот и записал жалобы всех зверят, которые ютились под деревьями с адресами их хозяев.

Проходили мимо ребята и подсказали где ещё есть зверята. Я направился по указанному адресу. Увидев зверят, на солнечной стороне дома, я понял, что у них настроение хорошее. Они пили чай.

– Приятного чаепития, сказал я, и попросил разрешения их сфотографировать.

– Чайку не желаете с нами попить? Спросил меня тигренок.

– Спасибо, я только горячий пью. Как вам здесь живется?

– Отлично. Не то что в квартире, здесь свежий воздух, жители дома кругом насадили нам цветов. Они так замечательно пахнут. Нам весело, рассказываем друг другу анекдоты про умных лесных животных и глупых рыб. Самые интересные анекдоты рассказываем про осла, но он не обижается, и тоже смеется вместе с нами. Вот сейчас увидите сами. Труд из обезьяны сделал человека, из осла – транспорт.

Осел и впрямь стал громче всех смеяться.

– А вот ещё анекдотик-с: в газете объявление. «Приглашаем на бесплатную выставку очень умных ослов. Собралось много людей на поляне. Они ходят, смотрят друг на друга и вопрошают, «а где же умные ослы?».

Тут осел уж очень весело стал смеяться. Мне его выходка не понравилась.

Я пошёл домой писать прошение от жителей города, что беспризорным животным нужно построить дом, а лучше музей.

Тогда и животным будет не скучно, а детям будет куда сходить в городе.

Придя домой, я ужаснулся, что наши домашние зверята сильно обеспокоены, собравшись все вместе. Даже выбрали старшего.

Почему же не Царь зверей выбран главным? – Поинтересовался я.

Лев грустно вот что поведал:

– Мою внешность, горделивый взгляд, царственные манеры, здесь ни во что не ставят, а критерий один, кто какое место помог занять нашей хозяйке на конкурсах.

Мартышка кричала, что она помогла занять первое место в Волхове на конкурсе «Юный пианист». Но её и слушать не захотели, так как ученица была еще совсем юная. Медведь сказал, что он очень переживал за девочку, поэтому она получила второе место на зональном конкурсе имени Римского-Корсакова.

Когда я услышал, что за первое и второе место жюри уже проголосовало, то я прошёл рядом и слегка прорычал. Благодаря мне ей сразу присвоили третье место на Всероссийском конкурсе, посвященном творчеству Петра Ильича Чайковского.

Осел потребовал справедливости, и сказал, что если бы он копытом не отбивал четко ритм, то пианистка бы сбилась, поэтому на международном конкурсе в Италии она заняла третье место. Вот осел и стал главным среди нас.

Осел гордо посмотрел на всех. Я ему сказал:

– Не задавайся, здесь все зверята, подаренные на конкурсах, а какие из них были самыми сложными, могут судить только преподаватели.

Услышав это, зверята стали просить меня, чтобы приехали преподаватели, и сказали кто из них самый главный. Я объяснил им, что педагог музыкальной школы уехала жить в родительский дом. Преподаватель колледжа выступает с программой за границей. Профессор консерватории дает мастер классы в Корее.

– А зачем вам понадобился старший?

Осёл сказал: У нас разделилось мнение: одни хотят, чтобы их отпустили на волю, другие недовольны, что хозяйка не забрала их с собой в Москву, третьи требуют, чтобы их развлекали дети. Поэтому и выбрали меня разобраться во всем и принять правильное решение. А медведю вообще не нравится наше поведение. Его подарили пианистке на конкурсе в Германии, поэтому он привык к дисциплине.

– Что ты решил, осел?

– Чтобы нам включали телевизор.

– Новости смотреть?

– Нет, мультики, они интереснее.

Пообещал им включить телевизор, зверята обрадовались. Я сказал, что не буду смотреть с ними современные мультики, где много говорят и быстро бегают. И зверята с удовольствием слушали меня, когда им стал рассказывать, какие мультики я смотрел в детстве на белой простыне, закрепленной на обоях иголками.

– Поэтому все зверята не шевелились, боялись, что свалятся. А внизу экрана светились буковки. Все сказочные герои терпеливо меня ждут пока я по слогам прочитаю про них. Потом перекручиваю кадр. Когда я не мог прочитать из-за какой-то буквы текст, то открывал букварь и находил букву. Поэтому эти зверята, которые так терпеливо ждали, мне до сих пор очень милы. На сорок шестой картиночке сказка заканчивалась. Включал свет, плёнку менял в проекторе и смотрел новую сказку. Благодаря моим друзьям – зверятам, я в школе хотя бы по чтению перестал получать двойки. Поэтому до сих пор не умею считать, особенно деньги. Как-то решил отправить девушке письмо, целый год не мог составить предложение. Когда она его получила, то ответила, что она уже вышла замуж.

– А что ты сочинил? – поинтересовался немец.

– Ich Liebe dich!

– Сейчас у нас в Германии говорят это по-другому. Ich maq dich.

Зверята стали просить показать им сказки на плёночке, но я их огорчил.

– К сожалению, они были все выброшены, как и старые книги.

Александр Баскаков, фото автора

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *