С ДНЕМ РОССИЙСКОЙ ПЕЧАТИ!

Материалы газеты «Гатчина.Район» №1 (271)
13 января в России отмечается День российской печати. Профессиональный праздник печатных изданий впервые был установлен еще в СССР. День советской печати отмечался 5 мая в ознаменование выхода в 1912 году первого номера массовой большевистской газеты «Правда». В декабре 1991 года было решено перенести День печати с 5 мая на 13 января. Журналисты посчитали более уместным отмечать свой профессиональный праздник не в день рождения «Правды», а приурочить его к выходу в Москве первой российской печатной газеты «Ведомости» — 13 января 1703 года.
26 декабря 1702 года Петр 1 издал указ об учреждении первой газеты для «извещения оной о заграничных и внутренних происшествиях…». В ее основу легли рукописные листы «Вестовые письма, или Куранты», издаваемые с 1621 года. Они составлялись в Посольском приказе специально для царя и придворных по материалам иностранных изданий. Первый номер новой газеты, вышедший в свет в Москве 13 января 1703 года, носил название: «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском Государстве и во иных окрестных странах». К началу ХХ века в России выходило уже 916 газет и 1351 журнал. В настоящее время в Российской Федерации зарегистрировано более 35.000 печатных изданий. И все эти издания, вне зависимости от тематической направленности и тиража, объединяет одно – опечатка. Глядя на количество опечаток, встречающихся сегодня на страницах газет, журналов, книг, рекламных объявлений, создается впечатление, что некоторые издания отданы исключительно в ведение наборщиков-практикантов. Однако опечатки были всегда, даже в самые суровые в смысле надзора за печатным словом времена. Об этом свидетельствует их многолетняя история, столь же поучительная, сколь и занимательная.
ЭТА ВЕЧНАЯ ОПЕЧАТКА
Отцом опечатки по родству корней признан печатный станок, совращенный мечтательным наборщиком. Однако у опечатки есть еще и родная бабушка — описка. В дотипографские времена переписчики всех стран дружно делали, а затем старательно копировали ошибки друг друга. В нашем Отечестве описки были столь распространены, что возмущенный просветитель Максим Грек назвал их «pacтлением книг». А царь Иоанн Грозный в 1551 году констатировал: «Книги писцы пишут с неисправленных переводов и ошибку к ошибке прибавляют». Одно время на Руси существовал даже запрет на продажу книг с неисправленными описками. «Если был первопечатник, то обязательно должен быть и первоопечатник», — справедливо заметил Илья Ильф. За неимением других кандидатур, обе эти ипостаси поначалу объединил в своем лице знаменитый Иоганн Гутенберг. Он первым познакомился и с печатным, и с опечатным словом. Одно из самых ранних его изданий, латинская грамматика «Доната», содержало в себе, например, слово «qnos» вместо «quos». Перевернутая вверх ногами литера, заурядная техническая оплошность, положила начало целой эре опечаток, породила «непокобелимую» уверенность в том, что ни издателю, ни читателю отныне скучно не будет. Ошибки в первых печатных книгах исправлялись от руки в каждом экземпляре, из-за этого книги выглядели «непрезентабельно». Тиражи росли, и идея помещать в конце книги список замеченных опечаток (он до сих пор называется по-латински errata) пришла венецианскому издателю Габриэлю Пьерри. В 1478 году он отпечатал «Сатиры» Ювенала, и в приложении к этой книге увидел свет первый в мире список опечаток — объемом в два листа. Свое новшество издатель сопроводил специальным обращением к публике: «Читатель, да не оскорбят тебя опечатки, сделанные неосмотрительными наборщиками, нельзя же быть внимательным во всякое время. Только перечитавши этот том, можно было их исправить». Так опечатки получили официальное признание и постоянную прописку на последних страницах книги. И не только книги. Любая бумага с отпечатанным на ней текстом могла себе позволить содержать опечатку. Так, собираясь в поход на Россию, Наполеон Бонапарт решил подорвать экономику противника, выпустив фальшивые российские ассигнации. Этими деньгами самоуверенный француз планировал расплачиваться за фураж и продовольствие на территории врага. Отпечатаны были десятки миллионов купюр, но завоевателей подвело плохое знание русского языка. Они перепутали две буквы: «д» и «л». В итоге, на купюрах, вместо слов «ходячею монетою» и «государственной ассигнации», значилось «холячею монетою» и «госуларственной ассигнации». Благодаря опечаткам фальшивки были выявлены и уничтожены, как мы помним, вместе с невнимательными фальшивомонетчиками. В 1685 году в Париже было издано руководство по коммерческой арифметике Матье де ла Порта с подробными указаниями, как и что считать. В одном месте речь шла о процентах, которые тогда обозначали «cto» (сокращенно от cento). Однако наборщик принял это «cto» за дробь и напечатал «%». Так волею опечатки вошло в обиход нынешнее обозначение процентов.
В нашей стране с первых лет советской власти борьба с опечатками была поставлена на государственный уровень. За них закрывали буржуазные газеты, а своих, большевистских журналистов вполне могли посадить под арест. В 1930 годы был издан приказ начальника Главлита СССР, предписывавший искоренить опечатки. В связи с этим пятое издание «Книжки для автора об изготовлении рукописи» Лазаря Гессена было в 1936 году запрещено — ведь составитель ее легкомысленно уверял, что «опечатки, к сожалению, являются почти неизбежной принадлежностью книги». И он же советовал: «Не следует перегружать списка опечаток очевидными ошибками. Помещать следует лишь те, которые могут ввести в заблуждение». В «Руководстве по книжной корректуре» Н. Филиппова, вышедшем в 1938 году, интеллигентская легкомысленность уже искоренена: «Есть одна категория опечаток, мимо которых не может спокойно пройти ни один честный работник печати: это — ошибки, которые мало назвать вредными, это — вредительские, антисоветские опечатки. Это свидетельствует о том, что среди издательских и типографских работников еще имеются враждебные антисоветские элементы, которые в бессильной злобе стараются недопустимыми опечатками сорвать выпуск произведений нашей печати; они рассчитывают, что с помощью такого рода опечаток они смогут извратить текст, протащить свои гнусные контрреволюционные взгляды, исказить содержание книги так, чтобы сделать ее непригодной для пользования…» Есть исторический анекдот о Сталине и его реакции на газетную оплошность. Однажды вождю доложили, что одна советская газета в информации о приеме посла Польши допустила опечатку: «Товарищ Сталин принял польского осла». Отец народов якобы по-отечески пожурил баловников, но добродушно заметил: «Не будем наказывать газету. Она сказала правду». Однако на опечатки, касаемые его собственной персоны, добродушие не распространялось. В 1937 году ленинградская спортивная газета «Спартак» в одном из репортажей сообщила: «мелкий тоскливый вождь (всего-то одна буква!) сеял над зеркальным прудом стадиона». Бдительные товарищи вовремя заметили диверсию и…(ну дальше вы знаете). Наблюдательный писатель Сергей Довлатов, известный своей требовательностью к себе и другим, подметил: «Есть в газетном деле одна закономерность: стоит пропустить единственную букву — и конец. Обязательно выйдет либо непристойность, либо — хуже того — антисоветчина. (А бывает и то, и другое вместе). Взять, к примеру, заголовок: «Приказ главнокомандующего». «Главнокомандующий» — такое длинное слово, шестнадцать букв. Надо же пропустить именно букву «л»! А так чаще всего и бывает. Или: «Коммунисты осуждают решения партии» (вместо — «обсуждают»). Или: «Большевистская кaтopгa» (вместо — «когopтa»). Как известно, в наших газетах только опечатки правдивы». Неожиданные проблемы издательствам и редакциям приносит иногда и переход на компьютерные технологии. Так, в районной газете города Узловая был опубликован закон. Текст закона был найден журналистами в интернете, а вместе с ним в редакционный компьютер попал компьютерный вирус, который менял запятые на слово «блин». На стадии верстки «блины» в законе были, конечно, замечены и исправлены. Все, кроме одного… В последних строках опубликованного текста значилось: «Москва блин Кремль». Об этом происшествии сообщили «Hовыe Известия». Занимательная история опечаток — история бесконечная. Опечатки будут жить столько, сколько люди будут издавать и читать любые тексты в бумажном, электронном или каком-нибудь другом, еще не придуманном виде.
Владимир Иванович Даль, осторожный и вдумчивый человек, оставил в своем Словаре живого великорусского языка такую вот ремарку: «Сколько ни старайся править, а опечаток не избежать». А стоит ли? Ведь это явление особенное, не лишенное загадочности и изящества! Судите сами:
Умопромочительный указ
Бандидаты в президенты
Пенсионервы
Засуженный работник торговли
Мифотворческие войска
Джентльменты Атомная подводная ложка Автовлюбители
Оплата — в рулях
Рейтинг кандидата, получившего в ходе такого опороса 5% голосов И претерпели муки Христа на кресле (кресте) Некоторые кинозалы оснащены качающимися крестами (креслами) Какой-ниблудь клуб Кататься на горных лужах
Соикатели Заглянула женщина в форме страшного лейтенанта внутренних войск Мысли мое ли дело?
Развевают рты от восхищения Врач-держатолог (дерматолог) Горячие трупы (трубы) Забелевание На границах мясо, подступающее из-за рубежа, будут досматривать еще тщательнее.
Подготовила ИРИНА ПРЯЖКИНА

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *